Папы всякие важны

34

Евдокия ВАСЮКОВА
О роли отца в семье сказано немало: он и глава семьи, и кормилец, и добытчик, но о том, что он еще и просто папа, часто забывают. Как построить внутрисемейные отношения так, чтобы всем ее членам, и большим, и маленьким, было уютно и комфортно? Об этом рассуждает священник Алексий Шелудько, благочинный церквей Нефтекумского благочиния, отец пятерых детей.

— Многие современные женщины получили высшее образование, занимают высокие посты с соответствующими доходами и порой недоумевают: зачем в семье нужен мужчина?

— Начнем с того, что без мужчины нет семьи вообще. Господь создал Адама и Еву и сказал: «Будут два в плоти единой». Поэтому в христианском православном понимании семья – это муж и жена, два родителя. В нашем роду семьи всегда были полными. Оба моих деда прошли войну и остались живы. Лучше знаю дедушку по отцу – Петра Авксентьевича. Он грамотный был – четыре класса образования церковно-приходской школы и техникум. Женился в семнадцать лет, и было у них с бабушкой много детей, но выжили только пятеро. Круглый год с утра до ночи работали в колхозе, на воспитание времени было мало, старшие братья и сестры смотрели за младшими. Потом дед ушел на войну: фронт, концлагерь, после освобождения – передовая. А бабушка с детьми оккупацию пережила, в их хате квартировали немцы. В послевоенные годы ели мерзлый вареный бурак с юшкой, но никто не думал о том, что одному выжить легче. Сейчас многие молодые люди говорят: «Зачем жениться, кого-то кормить?» Беседовал я со своим шестнадцатилетним сыном на эту тему, объяснял: нормальный человек в одиночестве может жить только тогда, когда он посвятил себя Церкви. В противном случае у людей и характер портится, и к Богу они приходят реже – эгоцентризм губит, быстрее срываются в грех.

— Отец Алексий, как строилась Ваша семья, по каким принципам?

— Познакомились с матушкой, когда я учился в медицинском институте, а она – в педагогическом. Были мы современными невоцерковленными людьми, но повенчались сразу, и это была не дань моде – чувствовали, что так надо. Самый главный принцип семьи – уступки и самоотречение – на первом этапе мы выполняли, думаю, неосознанно. Но неслучайно к Церкви я пришел именно с женитьбой: после рождения первого ребенка стали ходить в храм, остальные дети уже росли там.

— Сейчас принято планировать рождение детей…

— На мой взгляд, это извращенное понятие, как будто мероприятие какое-то – родить ребенка. Решают, как будто щенка заводят, в этом году это сделать или в следующем.

Некоторое время у нас не было детей, и когда старший – Петр – родился, мы очень радовались. В Евангелие Господь говорит, что женщина рожает в муках, но когда рождается ребенок, она забывает эти муки. То же самое и к отцам относится, они ведь переживают, что ничем не могут помочь, страдают душой. В младенчестве сын тяжело заболел, и мы носили его каждое воскресенье к Причастию. Выздоровление мальчика стало одним из чудес Божиих: врачи выписали его, трехмесячного, из больницы как безнадежного, и вдруг анализы нормализовались! При рождении первенца мы с женой не осознавали, что впереди бессонные ночи, болезни, но и потом не было мыслей, что с появлением третьего, пятого ребенка станет труднее. Наоборот, нам казалось, что с каждым новым ребенком Господь больше помогает – ведь появлялись новые возможности, больше средств. Когда говорили: «Тяжелая жизнь, куда вы их рожаете?», отвечал: а отец мой в легкое время родился? Он с 1946 года – разруха, голод… Его братья и сестры в тридцатые годы родились – голод, репрессии. Если ждать легкой жизни, чтобы тогда и рожать детей, то земля опустеет. В нашей семье Петр и Елизавета появились на свет в самый что ни на есть упадок – неразбериха в экономике, начало первой чеченской войны. Маша, Иван и София родились, когда не платили ни пенсии, ни зарплаты, и что же – растут и нас с матушкой радуют! Считаю, что сложные времена пройдут быстрее, если люди будут думать не о нарядах, машинах и путевках на Маврикий, а о своих детях. Трудность не в том, чтобы накормить, одеть-обуть, даже выучить, главное – дать им духовное воспитание, вырастить настоящими христианами.

— У одних и тех же родителей все дети – разные. Отчего это зависит?

— Каждому передаются наследственные признаки в разных вариациях: кому в большей степени одно, кому – другое… Какие они у нас? Активные, подвижные. Все, кроме младшей дочери, окончили или учатся, помимо образовательной, еще и в музыкальной школе по классу баяна. Инструмент мы выбирали по принципу компактности – места в квартире было мало. Потом уже осваивали фортепиано, а старший сын – гитару. Хотя сам я без слуха и голоса, но дети музыкально одаренные, и не оставляю надежды, что кто-нибудь из них пойдет по церковной стезе. Девочки в школе отличницы, сыновья учатся похуже, иногда дерутся – приходится разбираться в ситуации. Пока идет учебный год, стараемся, чтобы свободного времени у них оставалось как можно меньше, оно же на пользу не идет. Посещают они различные мероприятия, кружки, спортивные секции, старший сын и средняя дочь ходили в театральный кружок, участвовали в спектаклях. Между детьми бывают ссоры, но после них, к нашей радости, приходит раскаяние. С матушкой стараемся прививать им любовь друг к другу.

— Удается ли быть «просто папой» для своих детей?

— При всей загруженности стараюсь сходить куда-то с ними хотя бы на каникулах. И дома вечером «просто папа» нужен, бегут: а как то, как это? То, что я священник, их ко многому обязывает. Петра, правда, иногда удручает, что другим сходят с рук гораздо более серьезные проступки, а ему, сыну священника, непозволительны никакие шалости. Но к самому сану уважение, ведь дети были церковными еще до того, как я стал священнослужителем.

Отношения между родителями и детьми должны быть такими же, как и между супругами, когда каждый немножко забывает про себя, больше думает о других. В многодетных семьях приучить ребенка к самоотдаче легче, ведь он вольно или невольно с раннего детства самоограничивается ради брата, сестры. Бывает, конечно, что здоровье не позволяет иметь детей, но если есть возможность, их должно быть много, тогда они учатся не ставить себя в центр вселенной. У наших детей не было ревности, когда рождался очередной ребенок, наоборот, интересно – маленький такой, и каждый считал, что теперь большой, раз этот еще меньше. Потом младенец подрастал, они начинали что-то делить, но сохранялось отношение: все-таки он маленький, нельзя его обижать. Один минус – с младшей-то все дети нянчились, во всем уступали ей. Но в свои семь лет и она начинает сознавать, что должна учиться этому – выросла ведь, почти школьница. Для семьи предпочтительнее, чтобы мама сидела дома с детьми, а папа… Понятно, что есть профессии, отнимающие больше времени, но ведь можно работать всего три часа в день и не уделять внимание близким. Или же полностью отдаваться призванию, но как-то включать детей в свою жизнь – брать в поездки, на неформальные встречи. Там, где я занимаюсь служением, дети часто со мной. Но школа есть школа: запрещаю пропускать занятия, ведь это их труд на сегодня. Исключение – Страстная седмица, стараемся, чтобы все дети были в храме, особенно в Страстную пятницу. Сейчас бабушки наши живут далеко, а раньше они забирали двоих-троих внуков на выходные. Но когда даже одного ребенка дома нет, сразу становится пусто: место его никто не может занять, будь хоть десять детей.

— Батюшка, по каким критериям выбирать супругу?

— Внешние данные могут быть разными, главное, чтобы было единомыслие. Христианину нужно искать верующую, даже воцерковленную супругу, тогда сразу снимается большинство поводов к раздорам. Тогда они могут жить в бедности, и жена не попрекнет мужа, что мало зарабатывает, – посочувствует, поможет ему пережить трудности. И в радости, и в богатстве с единомыслием не потеряешь голову. Надо внимательно смотреть и на характер, но если уж женился – смири себя, притирайся, чтобы не говорить потом, что «не сошлись характерами».

— Отец Алексий, на Ваш взгляд, возможно ли маме одной воспитать мужчину, который станет хорошим папой?

— Возможно, но очень сложно. Бывает такая мама, которая лучше папы, занятого исключительно собственной персоной. Плохие папы – те, кто не занимаются своими детьми, забывают о них, чаще всего это, к сожалению, результат неправильного воспитания. Но универсального подхода нет, и в полных семьях иногда вырастают неуправляемые дети. А если ребенок, растущий без отца, с детства старается оградить свою маму от забот, помочь ей в домашних делах, то он, вопреки сложившейся ситуации, станет достойным человеком и мужем.

Каким бы папа ни был, изначально он для любого ребенка – авторитет, это заложено Богом. Дети склонны не замечать в родителях недостатков, они любят их просто так. Папа перестает быть авторитетом только тогда, когда сам его роняет. Подумайте, какую уникальную возможность дает нам всем Господь – быть для кого-то изначально дороже, важнее всех, умнее, сильнее, справедливее. И эти кто-то – наши дети, для которых «подаренный» авторитет нужно оправдывать – поддерживать и укреплять, только тогда можно стать настоящим папой!

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Комментарии закрыты, но вы можете сделать trackback с вашего сайта.

Комментарии закрыты.

Powered by WordPress | Download Free WordPress Themes | Thanks to Themes Gallery, Premium Free WordPress Themes and Free Premium WordPress Themes