Помощь в несении креста

36vospitanie

Елена ДЕНИСЕНКО
С Натали Георгиевной Романовой – педагогом-психологом высшей категории, клиническим психологом – мы решили поговорить о семейных конфликтах. Ведь на визитной карточке указано, что она помогает решать вопросы преодоления семейно-нравственной дисгармонии, а также воспитания и развития личности от 8 до 17 лет; проводит лекции, семинары, тренинги и супервизии на темы одиночества, браков, разводов. Кроме того, окончив 3-летние катехизаторские курсы при кафедральном соборе Святого Андрея Первозванного Натали Георгиевна получила право называться православным психологом.

Натали Георгиевна стоит у самых истоков нового витка развития православной психологии, интерес к которой после семи десятилетий политики атеизма неуклонно растет. В силу того что до недавнего времени было мало учебников, по которым можно заниматься, пришлось ей составлять такое учебное пособие самой. Сейчас Натали Георгиевна по является преподавателем Духовной Семинарии. Кроме того, она – психолог Ставропольской городской детской поликлиники №2, где в Ювенильном центре ведет психокоррекционные курсы для девочек, работает с химически зависимыми в Православном Братстве Святого Духа и говорит, что все это как раз и входит в ее профессиональные обязанности.

— Натали Георгиевна, существует связь между детскими болезнями и психологическим состоянием ребенка?

— Двадцать лет я работаю в этой области и вижу, что необходимость в психологах для различных медицинских учреждений растет. Доктора лечат тело, некоторые из них могли бы оказать психотерапевтическую помощь, поговорить с человеком, но, к сожалению, время приема ограниченно, за дверью – очередь человек из шестидесяти. Но пациенту ведь надо с кем-то поговорить, поэтому сегодня многим необходимо посещать психолога. Если в детскую поликлинику приходят особенно замкнутые, крикливые или гневливые дети и доктор видит, что договориться с таким ребенком сложно, тогда он настоятельно рекомендует обратиться к психологу. В жизни детей несколько переходных возрастов, и если в три года изменения в поведении не очень заметны, то в пять лет может появиться воинствующее непослушание, желание сделать что-нибудь в пику взрослому – происходит осознание своей личности («самости»), отдельности от мамы. Когда родители советуются относительно воспитания ребенка в этом возрасте, первое, на что я смотрю, это развитие. Вот, скажем, рисунок 5-летнего мальчика, на котором изображены неодетые фигурки без стопы, у главного героя четко выражены сжатые кулаки и… зонтик над головой. А ведь задана тема: «Играем в мяч». Другой ребенок хотел изобразить гоночную машину и водителя – видите столбик штрихов справа? Догадаться, что это, невозможно, здесь речь идет именно о коммуникативном отставании – он не может выразить, что хочет показать или сказать. В данном случае нужна работа и невропатолога, и медицинского психолога, охватывающего клиническую сторону, пригодился бы и педагог-психолог, который может заняться обучающей, тренинговой коррекцией. Принимать меры надо пока не поздно – в школу пойдет и отставание начнет накапливаться. Причины задержки развития разные: и наследственные, и приобретенные в результате перенесенных заболеваний, и полученные в результате неумелого воспитания. Любая болезнь сказывается на психологии ребенка и его характере, даже если это насморк: затрудняется дыхание, возникает раздражительность, вслед за ней, возможно, и агрессивность. Родители начинают придираться, от этого настроение ухудшается еще больше. Ребенка еще и наказывают за то, что он плохо себя ведет, начинаются конфликты в школе, вызванные ухудшением памяти и внимания, и взрослые говорят: «Он ленивый». Но нужно разобраться: может быть, ребенок плохо видит или плохо слышит, голова болит, нужно сначала исключить соматические и физиологические причины.

— Как быть с домашними конфликтами?

— Эта трагедия описана еще Тургеневым в романе «Отцы и дети». Конфликт поколений выявляется особенно остро, если в трехкомнатной квартире помимо папы с мамой живут еще и бабушка с дедушкой, и дядя с женой, и у всех кризис возраста. А если еще и ребенок-подросток?.. Это сложная конфликтная ситуация, в которой договориться порой невозможно. Если мальчик или девочка попадает к грамотному психологу, тот научит их выживать в безвыходной ситуации. Есть «правильные» журналы, в том числе и молодежные («Ровесник», например), в которых люди, значимые для детей – музыканты или спортсмены, говорят, что нужно уважать родителей, несмотря ни на что, выслушивать старших и стараться объяснить свою позицию, а если не получается – промолчать, что нужно искать компромисс, чтобы не нарываться на неприятности, – словом, учат гибкости. А если в семье ситуация еще хуже: постоянные скандалы вплоть до рукоприкладства? Забрать страдающего подростка к себе или отправить хотя бы на месяц в бесплатный летний лагерь, чтобы отдохнул, возможности нет. Остается подсказывать, что есть бабушка, дедушка, у кого можно пожить, пока не вырастет. И мотивировать на получение приличного аттестата, чтобы была возможность пойти учиться в институт или техникум и жить в общежитии. Но получить бесплатное образование в вузе нынче проблематично – и здесь перекрыли кислород детям из малообеспеченных семей!

— Какова природа конфликтов?

— Это и отсутствие правильного воспитания, и бездуховность, ведущая к бесчувственности, бездушевности. Нет понимания, терпимости, доброты, чтобы выслушать другого человека. Не принято в таких семьях помогать друг другу, разговаривать, отошли в небытие совместные трапезы, когда за столом собирается вся семья и можно посидеть, пообщаться. Утерю многих народных традиций связываю с периодом атеизма. Посмотрите, какие ценности были, о чем говорили: как работает доменная печь, сколько угля на-гора добыли шахтеры, как озимые всходят… А любовь? А человеческие отношения? Ну что вы! Нам надо было работать, писать политинформации, готовиться к выступлениям, а о том, что есть семья, дети, забыть.

— Натали Георгиевна, как же нам преодолевать разногласия с близкими?

— Если есть хоть малейшее желание идти навстречу друг другу, люди могут договориться. Нужно только задать правильный вопрос и получить на него честный ответ. Если я понимаю, что спрашивают, искренне желая понять, что случилось, и вместе разобраться в этом, то диалог возможен. Если же меня отругают за то, что попала в какую-нибудь ситуацию, то в следующий раз я промолчу – негатив прячется, как в панцирь, и копится, копится… Иногда психолог – единственный человек, к кому можно прийти и все откровенно рассказать. Хорошо, если человек попадет к православному, который поможет разобраться в себе до такой степени, чтобы понять: на следующем этапе нужно идти к священнику. Душа получает направление туда, где лечатся более глубокие переживания, – в храм, к Господу, настоящему Целителю и Врачевателю, Который поможет и утешит в любой ситуации. Только Он может дать терпение нести свой крест. Но удивительно: стоит понять это, как крест кажется не таким уж тяжелым! С другой стороны, Самому Господу помогали нести Крест на Голгофу, Он же несколько раз останавливался по пути к месту крестных мук. Оказывается, люди могут и нам помогать на жизненной дороге, если уж Господу помогали! Именно в Православии священники хорошо это понимают и облегчают наши страдания так, что поверить невозможно. Выходишь после исповеди и думаешь: нет, этого не может быть. Но ведь это произошло! И обстоятельства вокруг тебя тут же начинают меняться. Это чудо, которое каждый был бы не прочь увидеть, но иногда не знает, куда смотреть. Так дайте же Господу вам помочь!

— Каким образом конфликты влияют на психику?

— Все просто: когда тебя обижают, ты обижаешься, а уж потом… Сравнение анализов крови до конфликта и после показывает, что химический состав ее меняется. До работы с психологом или психотерапевтом – один состав крови, после – другой, что уж говорить о состоянии до исповеди и после… Включается биохимия, на физиологическом уровне идут изменения, снижается память, замедляется переключение внимания. Человек перестает адекватно воспринимать информацию или канал ее восприятия сужается, что ведет к неправильному реагированию: он начинает делать ошибки, иногда непоправимые. Самое страшное – может возникнуть состояние аффекта…

— Что делать, чтобы избежать конфликтов?

— Универсального совета не существует. Если меня правильно воспитали, если я видела образец поведения в семье – уважаемых папу и маму, семейные обеды, то мир в семье хранить легче. А что делать, если отец постоянно пил, дрался, а мать билась в истерике? Или же сама мама уничтожала все добрые ростки – множество примеров, когда мужчины в семьях затурканы деспотичной половиной до такой степени, что голову не смеют поднять, какие из них отцы? Но когда попадаешь в сложную жизненную ситуацию, нужно задуматься: почему именно со мной такое происходит? И идти к Господу – Он подскажет, за что и для чего.

В нашей поликлинике действует часовня Царственного страстотерпца царевича Алексия. Инициатор ее создания – Ирина Михайловна Скорик, ныне заместитель министра здравоохранения края. Она посчитала, что для детей-инвалидов, которые с превеликим трудом выбираются к врачу, крайне необходимо, чтобы была возможность заодно зайти в храм, помолиться, заказать молебен о здравии, обедню. И все мы – и доктора, и дети – по средам на богослужении со священником Максимом Потупчиком. Ведь это единственный выход, единственная дверь, в которую все мы можем стучаться, и нам открывают, можем просить и получаем утешение…

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Комментарии закрыты, но вы можете сделать trackback с вашего сайта.

Комментарии закрыты.

Powered by WordPress | Download Free WordPress Themes | Thanks to Themes Gallery, Premium Free WordPress Themes and Free Premium WordPress Themes