Простить и испросить прощения

161887.p

Как часто – практически во всех неприятностях с ближними – нам почему-то кажется, что сами мы ни при чем и нисколечко не виноваты. Уже в библейском описании грехопадения первых людей мы читаем, как Адам оправдывался перед Богом: нет, это не я виноват, а жена, которую Ты мне дал. В свою очередь жена говорит: это не я, а змей (см.: Быт. 3: 11–13). А змею, выходит, и деться некуда, хотя он, как тварь Божия, тут ни при чем. По объяснению святых отцов, змеем воспользовался падший денница, чтобы соблазнить людей. Но его соблазн не томил сладкой истомой первых людей, еще чистых, не изведавших на собственном опыте греха. Они сами распахнули двери своего сердца навстречу загадочному искушению, проявив откровенное недоверие Богу. Так вот, их самооправдание сделало невозможным покаяние: они не захотели сказать: «Господи! Мы согрешили, прости!» – а значит, их исправление в тот момент было уже невозможно.

Удивительно, мы можем понаблюдать за собой: всегда, когда мы всячески оправдываем себя, в душе нет покоя и мира, а какое-то мутное чувство самодостаточности своего «я», возвышающегося, словно надменный истукан, над всем окрестным миром, над миром, по нашему мнению, несовершенных друзей, коллег и знакомых.

Самооправдание проявляется во мнении, что наши проступки вовсе не проступки: так сложились обстоятельства, что мы вынуждены были поступить именно так, нам неправильно представили ситуацию и т. д. и т. п. Самооправдание заверяет, что сами по себе мы святы и только внешние обстоятельства не дают нам раскрыть себя во всей полноте. Такая позиция вносит в душу мрак, лишает ум ясности, а сердце – чистоты и покоя. Один брат спросил авву Пимена: «Что мне делать? Меня давит какая-то тяжесть». Старец ответил: «Когда пловцы большого судна увидят, что наступает мрак, они пристают к берегу и вбивают кол, чтобы судно не ушло. Этот кол есть самоосуждение». Признавая вину свою, а не ближнего, мы сможем удержать душу у пристани спасения.

Для этого нужно научиться говорить «прости». Это слово есть лучший способ для уврачевания конфликтов и исцеления от греха. Оно извергает из сердца яд зла и призывает к тому же обидчика или обиженного. В житии преподобного Кирилла Белозерского повествуется, как в обители святого жил монах Феодот, который до того возненавидел преподобного, что не мог не только видеть его, но и слышать. Никому не удавалось убедить Феодота отложить свою беспочвенную вражду, так что Феодот решил уйти из монастыря. Перед этим он, как полагалось, зашел к настоятелю на исповедь. Святой Кирилл принял его с такой любовью, что, прежде чем тот исповедал свои помыслы, сказал: «Любезный о Христе брат! Все обманываются, почитая меня человеком добрым, один ты судил правильно, признав мои грехи и злобу. Но, уповая на милость Господа, Который поможет мне исправиться, прошу и тебя простить оскорбления, мною тебе нанесенные, и молиться за меня милосердому Спасителю». Пораженный смирением и незлобием настоятеля, монах тут же раскаялся, признал свою неправоту и просил прощения. После этого Феодот уже и не думал выходить из-под начальства преподобного Кирилла. Так испрашивание прощения изменило другого человека, явив ему свет смирения и любви.

Поразительно, но люди интуитивно чувствуют, что перед лицом вечности нельзя таить друг на друга зла. Когда два человека навсегда расстаются, они говорят друг другу «прощай», то есть «мы уже не увидимся, и потому не будем держать друг на друга обид». Когда умирает человек, он также просит у родных и близких прощения. Потому что вечность – это встреча с Богом, а перед Богом не оправдается душа, обремененная грузом злых мыслей. Но Бог видит нас и в повседневной жизни, видит, как мы ведем себя с окружающими, поэтому чем чаще человек очищает свою совесть этим удивительным словом «прости», тем все более он становится счастлив.

Обыкновенно нам стыдно признаться в своих ошибках перед людьми. Но если мы будем признавать их хотя бы перед самими собой, то это уже достижение. Не задвигать собственные оплошности на задворки памяти, как бы прятать их от самих себя, а заострить внимание, в чем я был неправ перед ближними, внимательно для себя разобрать, как мне следовало поступить и что я могу исправить. Не зря святые отцы рекомендуют каждый вечер испытывать свою совесть, вспоминать все совершенные за день грехи, каяться в них и стремиться не повторять. Если мы приобретем этот навык, наши отношения с другими людьми станут заметно лучше. Ведь только тот, кто видит свои ошибки, способен исправить их.

Тем не менее, мало просить прощения у обиженных нами людей. Ведь может случиться так, что кто-то причинил нам неприятность, сам не просит прощения, тогда мы должны решиться на важный для нас шаг – самим простить другого.

А приходилось ли вам замечать, что, когда вы прощаете обидчика, внутри как будто развязывается тугой узелок? Словно с души снимается тяжелый груз – и становится легче. Мы призваны прощать, чтобы в глубинах души не был стянут железным узлом грех злопамятства.

«Прощайте, и прощены будете» (Лк. 6: 37), – говорит Спаситель.

Давайте задумаемся. Когда мы становимся на молитву, то, конечно, хотим, чтобы Бог простил нам наши грехи. Но если при этом мы сами не прощаем других, то как просить себе прощения у Бога? Евангельские истины очень просты: Господь прощает нам тогда, когда мы прощаем другим, Он отпускает нам наши долги, когда и мы отпускаем должникам нашим.

«Тогда Петр приступил к Нему и сказал: Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз? Иисус говорит ему: не говорю тебе: до семи раз, но до седмижды семидесяти раз» (Мф. 18: 21–22). Чтобы более наглядно понимать, о чем идет речь, Христос рассказывает притчу про раба, задолжавшего царю огромную сумму. Раб упросил царя простить ему долг, но как только встретил своего должника, крайне немилосердно отнесся к нему: посадил в темницу, пока не будет возвращен весь долг. Когда весть об этом дошла до государя, тот, разгневавшись, предал немилосердного раба истязателям. А Христос заключает притчу словами: «Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его» (Мф. 18: 35).

Преподобный Марк Подвижник говорит: «Кто сам за себя мстит, тот как бы осуждает Бога в недостатке правосудия». Неужели мы думаем, что Бог не знает, кому и как воздать? Христианин же призван воевать не с людьми, а с грехами. Поэтому и целью ставится не отомстить кому-то, а еще раз победить плохое, что подступает к душе.

Прощение причиненных обид в духовном смысле имеет величайшую цену, поскольку уподобляет человека милосердому Богу. «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники? Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5: 43–48).

Впрочем, достичь совершенства трудно. В одной телевизионной передаче, в которой автор этих строк принимал участие, молодой человек, Богдан, сказал: «Я никогда не прощу свою мать за то, что она делает: пьет и не думает исправляться». Как непросто было найти слова, которые помогли бы ему совершенно по-новому взглянуть на эту проблему: мама губит себя, это ее болезнь и великая беда; если мы любим маму, нужно помочь ей освободиться, но никак не замыкаться на себе и думать, что я чего-то не получил от мамы из-за этой ее трагедии.

Но все же – и пусть не судит меня строго читатель – этот молодой человек, Богдан, в какой-то мере прав (стало быть, и его мы не должны осуждать). В детстве он не испытывал тех материнских тепла и заботы, какие имели другие дети. Ведь, по сути, мама бросила его с сестрой, они жили у тети. Так что сама его фраза: «Я не прощу маму за то, что она пьет и не хочет исправиться» – лишь выражает протест против сложившегося положения вещей.

Только вот всякий раз, когда мы не прощаем своего обидчика, мы завязываем в душе невидимый узелок. Множество непрощенных обид – это множество узелков, удушающих нас. Напротив, всякий раз, когда мы прощаем кого-либо, на душе сразу становится легче. Поэтому прощение есть свобода сердца, радость обретения. И это прощение нужно прежде всего для нас самих.

Каково же было мое удивление, когда через год, при новой встрече с Богданом в телепередаче, посвященной прощению, он изменил свое отношение к маме. Оказалось, за полгода до этого Богдан сам пошел к ней, сам сказал: «Мама, у тебя есть мы – твои дети. Я готов заботиться о тебе, помогать. Но и ты постарайся исправиться». Ему трудно было сделать первый шаг, но, как только он его сделал, на душе стало легче. А мама в слезах пошла в храм, исповедалась, причастилась. Она старается жить по-новому, а у Богдана появилась отдушина.

Прощение способно преобразить тех, кого мы прощаем. Святой архидиакон Стефан, этот первый христианский мученик, молился об убивавших его: «Господи! не вмени им греха сего» (Деян. 7: 60). И впоследствии Савл, одобрявший убиение первомученика, чудесным образом был обращен ко Христу, стал апостолом Павлом. Известны люди, в свое время крайне критически относившиеся к Церкви, вере и христианским святыням, категорично спорившие о религии, но потом непостижимым, только Богу известным образом пришедшие ко Христу. Кто знает, может, этому обращению способствовали молитвы о них, молитвы о том, чтобы Господь привел их к Себе и «не вменил им греха сего». Прощая другого, мы свидетельствуем, что в человеке еще есть святое и доброе и что в нас самих не умерла вера в Бога, способного претворить холодное сердце в живое и любящее.

Преображающая сила прощения подробно и ярко описана в романе Виктора Гюго «Отверженные». Проведший многие годы на каторге Жан Вальжан, получив свободу и не найдя себе нигде приюта, попросился переночевать у епископа. Владыка принял его радушно, накормил и уложил спать в уютной комнате. Ночью бывший каторжник проснулся и, не справившись со своей порочной натурой, украл всю серебряную посуду, которой пользовался епископ и другие проживавшие в его доме люди, и скрылся. Утром епископ спокойно объяснил происшедшее: «Я был неправ, пользуясь, и так долго, этим серебром. Оно принадлежало бедным. А кто такой этот человек? Несомненно, бедняк». Но вот жандармы привели трепещущего Жана к епископу, показывая украденное серебро. Епископ невозмутимо обратился к нему: «Очень рад вас видеть. Но послушайте, ведь я вам отдал и подсвечники. Почему же вы не захватили их вместе с вашими приборами?» Оказывается, он все это подарил и никакой кражи не было! Жандармы отпустили вконец растерявшегося вора. Такое прощение и нежданная любовь произвели в его душе переворот, заставили переосмыслить прожитую жизнь, а затем привели к покаянию и нравственному воскресению.

Святитель Иоанн Златоуст говорит: «Если ты не прощаешь врага, то не ему наносишь вред, а самому себе: ему ты часто можешь вредить в настоящей жизни, а себя самого делаешь безответным в будущий день. Ибо ничего так не отвращается Бог, как человека злопамятного, как сердца надменного и души раздражительной».

Если бы мы окинули внутренним взором всю свою жизнь и подумали о том, что нас ждет в жизни будущей, представили Суд, который неминуемо последует, то поспешили бы прощать других, чтобы и мы были прощенными. «И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим» (Мф. 6: 12), – просим мы в молитве Господней, но подчас произносим эти слова механически, без сердечного чувства, без веры в прощение. Нам трудно прощать других, поскольку мы не понимаем великой ценности прощения. Ущерб от обиды кажется слишком существенным. И только Евангелие способно открыть нам глаза: чем больше прощаешь других, тем больше и тебе самому отпустится.

Постараемся же вспомнить свою неправоту, от всего сердца испросить у наших ближних прощения, а заодно простить все обиды, которые таятся в глубинах нашей души, и таким образом сделать шаг к той внутренней свободе и радости, которые Господь подает сердцу милостивому и незлобивому.

Сайт «Православие.RU»

В ответе за прирученных

162849.p

Собаки ни у кого из нас в жизни не было, и когда после долгих детских просьб и трудных раздумий мы всё же решились завести щенка, я думала об одном: это лет на пятнадцать, почти навсегда, и я должна грамотно рассчитать свои силы.

Долго взвешивала я ответственность перед щенком, перед собой и детьми и понимала, что для детей этот опыт будет на всю жизнь. Опыт ответственности за «тех, кого мы приручили». И если в первый, особенно тяжелый, период меня преследовали малодушные мысли о том, не слишком ли много мы на себя взяли и что делать, если все-таки я не справлюсь, что собаки – это не мое, именно мысль о детях не давала мне совершить неверный шаг.

Какой вывод сделают они? Не справился – отступай. Тяжело – бросай. Сегодня – собака, завтра – жена и ребенок. Наверно, есть корреляция между брошенными собаками и брошенными детьми и стариками.

Принимая важное решение, я никогда не писала «плюсы» и «минусы» в двух колонках. Как-то всегда интуитивно чувствовала, что не количественный перевес плюсов побеждает, а что-то другое, гораздо более важное. В делах больших, таких как создание семьи, рождение детей и устройство на работу, – это, безусловно, воля Божия. Если она есть – и тонна минусов ее не перевесит, а если нет – плюсы не помогут. А как быть с делами помельче, с нравственно нейтральными? И здесь таблица не поможет, решает что-то другое.

Я была морально готова к бессонным ночам начального периода, кропотливому и настойчивому труду воспитания щенка, к испорченным вещам и описанным коврам, но мысль о глистах остановила меня надолго. Позже супруг нашел нужные слова, чтобы успокоить меня на этот счет: «Мы часть этого мира, и тревожась о каких-то глистах, мы лишаем себя чего-то большего. К тому же, в цивилизованном мире давно научились с ними бороться». Воображение рисовало мне различные картины: съеденную обувь, заразную болезнь, большой счет от ветеринара, непрестанный лай, перевернутый вверх дном дом. Также мне тяжело было представить, что дома со мной всё время будет находиться живое существо, которое будет за мной следить, за мной ходить, выпрашивать чего-то. А если мне это не понравится? «А если вы не живете, то вам и не умирать».

Когда я дошла до какой-то паранойи и почти решила отказаться заводить собаку, пришла уверенность, что это мой единственный шанс. Упущу сейчас – и никогда не узнаю, обоснованны ли были мои страхи или нет, перевешивают ли плюсы или минусы и вообще что это такое – собака. А дети? Как они справятся с разочарованием? И я, такая ответственная, отпустила ситуацию и решила радоваться жизни. Насчет плюсов и минусов оговорюсь сразу: минусы оказались совсем другие, не те, что я ожидала. И плюсы тоже. Количественно сопоставить их совершенно невозможно.

До покупки собаки я изучила не одну книгу по воспитанию щенков, мы тщательно выбрали подходящую породу (гладкошерстную колли), договорились с заводчиком и купили всё необходимое.

Я сразу поняла: того, чего я не захочу терпеть от взрослого пса, я не должна позволять маленькому щеночку, поэтому строгость нужно проявлять с первого дня. И еще я четко сознавала, что я не собачница и шалости и проделки четвероногого друга не будут вызывать у меня умиления.

И подруга, выросшая с двумя немецкими овчарками, умоляла меня быть построже на первых порах. Потом, когда щенок подрос, она сказала: «Я так боялась за вас: дадите слабину в самом начале, собака сядет вам на голову, и вы ее невзлюбите».

Она словно мысли мои прочитала, потому что я тоже этого боялась. Пришлось проявить нешуточную строгость именно из жалости к собаке. Если она станет невыносимой, я не смогу ее терпеть. Вывод простой: надо добиться, чтобы она такой не стала.

Приучая щенка к туалету, я выводила его в сад каждый час, стояла с зонтиком ненастными ночами, неустанно прививая ему правила хорошего поведения.

Поначалу так хотелось брать его на колени и сажать рядом с собой на диване, но чего нельзя позволить 20-килограммовой собаке, в которую она к девяти месяцам превратилась, того не позволяли и щенку. Он залезет на диван, а я сдерну покрывало на пол, так что щенок укатится в угол. Эмби быстро поняла, какое поведение приветствуется, а какое наказывается, и к году выросла из досадных привычек и надоедливых шалостей.

Минусы, реальные: до полугода много сил было посвящено щенку, я даже забыла про свой прием у врача и родительское собрание. Еще минус: приходится всё время думать о соседях, чтобы не беспокоила их лаем, когда выходит в сад. Еще нужно думать о владельцах других собак, потому что к году Эмби стала слишком резво играть с четвероногими приятелями – а это не для всех, и бабушки махали на нее палкой, отгоняя от своих йорков, и кричали на меня. Этого мне и в кошмарном сне присниться не могло. Выход один – гуляем теперь сами, ходим в одиночное плавание. Отношения с соседями мне дороже, я не могу допустить, чтобы из-за собаки нервничали люди.

Плюсы тоже оказались неожиданными. Во-первых, выгул собаки – это единственный спорт, который мне не противен. Я знаю, что погибну без движения, но ни спортклуб, ни бассейн мне не подошли: я не выношу ограничения расписанием, долгое переодевание кажется мне чудовищной тратой времени, а занятия на тренажерах в душном зале мне просто не по душе. То ли дело прогулка: почти всё потраченное время идет с пользой, я дышу воздухом, любуюсь природой и хожу быстрым шагом. Знакомый врач сказал, что в среднем владельцы собак живут на четыре года дольше (оставим статистику на его совести). Цели прожить дольше у меня нет, но силы на семью и хозяйство мне очень нужны. Пока Эмби не подросла, был еще и социальный аспект прогулок: за две недели прогулок со щенком я познакомилась с огромным количеством ближайших и дальних соседей.

Что касается детей, то у одного из них была фобия в отношении собак. Вид хотя бы крошечной хорошенькой собачки приводил его в ужас, и он радовался, что «хоть в раю нет никаких собак». Удивительно, но он тоже просил собаку, потому что решил, что, воспитанная с нежного возраста, она будет «вся наша» и не будет представлять собой угрозы.

Недели две после покупки Эмби он избегал ее, а когда вдруг понял, что она – безобидный, робкий, доверчивый малыш, который скучает по маме, что-то переключилось в нем, и сердце его наполнилось такой нежностью к щенку, что он стал лучшим его другом. Оказывается, у Эмби красивые не только глазки, с чем я вполне согласна, но и лапки, и ушки, и даже кончик хвоста. Миска, из которой она ест, и та по-своему прекрасна. А уж Эмбин веселый и ласковый нрав, и доверие, и преданность нам – вообще неописуемы. Каждый день изобретаются новые комплименты собаке. Уж всё вроде за два года о ней известно, ан нет, мы постоянно слышим что-то новое. Надо отдать Эмби должное: она отвечает мальчику особой любовью, а также почти идеальным послушанием на прогулках, когда он спускает ее с поводка. Послушание такой дылды способствует развитию уверенности в себе. Что характерно: сынок перестал бояться собак.

Впервые в жизни у нас дома есть существо, которое живет для нас, у которого нет своих планов, которое всегда готово поиграть или просто посидеть рядом, если есть на то у нас охота. Я никогда не подозревала, что при виде меня можно с ума сойти от радости. И надо признаться, это очень приятно.

Недаром сказано, что колли созданы угождать хозяевам. Вообще чрезвычайно удивилась, когда обнаружила, что и среди собак есть «подвижники», которые служат «высшему существу» – человеку. Это и служебные собаки, и помощники пастухов, и поводыри, которых часто вижу на улице и в автобусе, – умнейшие псы. Никакой «личной жизни» – и в этом их радость: рабочие собаки любят работать. Помимо специально обученных собак иногда и обычные домашние питомцы отказываются от насущных своих потребностей, от своей природы. Подруга рассказывала про свою Лэсси, которая категорически отказала всем «кавалерам», хотя хозяева были не против щенков. Служение семье вытеснило сильнейший инстинкт. Да, не только говорящая Валаамова ослица может нас посрамить, но порой и обыкновенная собака.

Эмби научилась очень тонко нас чувствовать, и к каждому у нее выработался свой подход. Она выросла в тактичную, воспитанную, ласковую собаку. Она знает, что я не выношу, когда в доме лают или лижут мне лицо, и никогда не позволяет себе такого поведения. Меня не оставляет ощущение, что она грамотная. Она наносит только незначительный урон нашей собственности. Например, она изредка может позволить себе сжевать тапок, но никогда – ботинки или туфли. С удовольствием разгрызет карандаш, но не тронет большую вещь, растерзает рулон туалетной бумаги, но и близко не подойдет к студенческим работам и учебным материалам, разложенным на полу. Вдоволь наигравшись с мальчишками, она ждет скупой порции ласки от хозяйки – меня. Несмотря на некоторую внешнюю сухость наших отношений, она, умница, знает, что я очень к ней благоволю. Одних только кличек ей сколько придумали: Эмбуха, Эмбочка, Эмбка, Эмбульгенция, Ласточка и даже почему-то Тимбикту.

Вот несу ее мыть на второй этаж, и она покорно обвисает у меня на руках, хотя мыться не любит и всем своим видом говорит: «Как не хочется лезть в воду, не понимаю, зачем это нужно, но тебе видней, и я покоряюсь, вот я, в твоих руках, делай со мной что хочешь». Ей стоит только дернуться, чтобы я полетела с лестницы, но она этого не сделает: доверяет. Доверие это абсолютно. Она не ждет от нас ничего плохого, и даже когда приходится терпеть неприятное, никогда не выказывает подозрения и тем более агрессии. Я спокойно могу забрать у нее кость, и она даже не рычит, только моргает и смотрит: «Почему?» Да потому, что велели проверить темперамент, но я и без изъятия кости знала, что он хороший.

Спрашиваю младшего сына (каюсь, глупейший вопрос, но не удержалась): «А мог бы ты подарить Эмби?» Смотрит на меня расширенными глазами и говорит срывающимся голосом: «Мама, ну как же ты можешь такое спрашивать? Маленьким щеночкам всё равно, у кого жить, они привыкнут, а большую собаку нельзя дарить. У нее же сердце разорвется!»

Пусть он пронесет это через всю жизнь, и пусть ничьему сердцу не нанесет рану, пусть его близких греет любовь его нежного сердечка, и пусть он на примере собаки научится отвечать за тех, кого мы приручили.

Сайт «Православие.Ру» 

Чтобы Великий пост не был формальностью

36usnd_xvwm-600x398

Протоиерей Алексий Потокин о том, чего нужно ждать от поста и к чему стремиться в эти дни.

Чтобы пост не был формальным, нужно всё-таки себе представлять, чего я хочу в этой жизни. Почему пост? Все посты вот в чем связаны. Мы освящены памятью своей небесной родины. Когда мы воскреснем, мы поститься не будем. Ангелы не постятся. Пост нужен падшему. В своей падшей природе я забываю о своих ближних, обо всех, кроме себя. Вдруг всё-таки ближний моим желанием возвращается ко мне, мне нужно как-то его встретить. Если я буду бегать между своими делами, какими-то своими надобностями, едой и питьем, я с ним не поговорю. Мне нужно вспомнить, какими мы были в детстве, что было между нами, а что я хочу в будущем, кто он для меня?

Так же — события в Церкви. Тот же самый вопрос, который определяет человека: когда ты будешь счастлив? Что тебе нужно?

В одной из молитв сказано: «Господи, Ты будь мне когда-нибудь наградой». Действительно, трудно в это поверить, что другой может быть для нас не мучителем, не каким-то ярмом, врагом, а может быть для нас наградой, счастьем и блаженством. Именно возвращение к такой жизни и таким отношениям с Богом — цель каждого поста, и Великого поста в особенности.

И если я хочу породниться со Христом жизнью, что было для Него важно? Чего Ему хотелось? Чего Ему желалось? «Милости хочу». Что значит «милости хочу»? Он хотел принести эту милость, чтобы людям она стала нужна, чтобы, приняв её, они сами могли ею делиться. Христос хотел взаимности со Своими заблудшими чадами. Хотел, и для Него это тоже радость — встретить нас. Ни о чем не говорится так точно, что небо радуется, как только о покаянии грешника. Когда человек кается, оказывается, небеса радуются.

Обычно это проходит мимо сознания людей, но я считаю, что это довольно важная вещь. Мы считаем, что праведность — это когда я чист и благочестив. Праведность христианская, когда я в сокрушенном духе. Я праведен милостью, которую получаю. Поверьте, человек, который получил милость, взаимность с Богом и людьми, безобразничать сразу не станет. Если у вас с кем-то будут глубокие отношения, можете представить, что легко его обманете? Вам противно это будет. Вам нужно бороться с тем, чтобы остановить этот обман? Нет. Он для друзей невозможен, отвратителен.

Так что пост — это возвращение и желание вернуться когда-то к этому сокровищу взаимности, равному и единому ко всем. Что Христу, что людям. Христос говорил: «Что сделали одному из малых сих, то сделали и Мне». Поэтому если я считаю, что Христос мне приятен, а вы мне противны — ой, я лгу. Ради вас Он пришел сюда. Для Него вы драгоценны. Поэтому если мне становится дорог другой человек, незаметно для себя я соединюсь и со Христом. Поэтому цель поста — это ожить во всех. Ожить — это значит стать всегда. Если у меня жизнь идет, идет, потом закончилась — мертвец я, хитрец, покойник. Если у меня идет вполсилы — это не жизнь. Полуправда — это ложь, и всё остальное полу — тоже. А у меня всё так.

Чем для меня человек совершеннее, тем честнее его жизнь. И пост — это помощь человеку в том, чтобы хотя бы своими желаниями своей веры вернуться к подлинному. Мы так устроены из-за своей человечности, плотскости — нам проще все осязаемое. Мы скатываемся в конце концов к нему, и даже когда начало было положено искренним, духовным, всё становится в конце концов формальным. И это формальное подчиняет.

Уметь вырваться, не подчиниться этой формальности — это всегда чудо, это всегда таинство, которое тоже дается словом «прости». Поэтому пост — это повод вспомнить, насколько ты подчинен формальности, рабствуешь привычкам. Вот ваша обычная жизнь. Утесните себя немножко. Посмотрите, как всё сразу возмутится. Вы скажите: «Ага, без греха я никак не могу, без него я невеселый». Попробуйте сосредоточиться на вере — очень быстро устанете. Скажите: «Господи, я Тебя еще совсем не полюбил. Дай мне Тебя полюбить».

За этим шагом открываются и потребуются другие. Оказывается, высказаться, открыться ты не можешь. Есть такое замечательное слово — сокрушение. Что это означает? Есть основа моей плотской жизни, она меня держит, это правило, привычка, а заодно подмена счастью, подмена Богу. Я ее разрушить не могу, Господи, Ты ее сокруши. Поэтому сокрушение сердца — это тоже дар.

Когда человек начинает понимать и свои какие-то слабости до безысходности, он тогда и встретится с верой и поймет, когда вдруг эти слабости отошли. Не когда он напрягся и волей своей преодолел — ну, это тогда по силам, это тогда и должно сделать. Так положено. А вот когда не мог, ты пропадал, и вдруг уста открылись, и совесть проснулась, и милости обрадовался. Он же запомнит: «Господи, я знаю, что Ты был со мною». Это и есть настоящая и подлинная вера, которой, между прочим, Иоанн Предтеча не дождался на земле. Ее не стыдно ждать. Не стыдно надеяться на нее, быть преданным ей.

Люди сейчас не хотят надеяться. Хотят надеяться на олимпийские медали, на что-то такое осязаемое. А вот когда ты ждешь другого, когда ты ждешь себя, в этом-то и есть раскрытие отношений. Мы же хитры, мы лукавы. Чаще всего нужно нам прощение чтобы дальше беззаботно безобразничать. Чаще всего нам исцеление нужно, чтобы опять во все тяжкие, чтобы с теми же силами. Истощаются силы, когда человек живет ради себя, а другой не нужен. Поэтому когда мы просим прощения, мы просим, чтобы мы были восстановлены в своей первозданности. Почти не видел людей, которые просили бы: «Прости меня и то горе, которое я другому принес, восставь, дай ему полную жизнь, утешь его как то, награди за то, что я у него отнял». Наше покаяние чаще всего эгоистично, сосредоточено на себе.

Сайт «Православие и Мир»

Посты во время поста: десять напоминаний

keyboard-shortcuts-600x397

Как вести себя в интернете Великим постом?

Наступает пост, и мы будем обсуждать в очередной раз: чего есть, чего не есть, можно ли развлекаться, допустимо ли супружеское общение и все такое прочее. Но ведь оскверняет, по слову Христа, не то, что входит в уста, а то, что исходит из уст (от Матфея 15:11). К кому отнести это в наше сетевое время, как не к людям, проводящим значительную часть своего свободного времени в сетевом общении? Что и как постить — когда постишься?

Можно, конечно, вовсе прекратить блоговую активность на время поста, или ограничить строгими временными рамками. Но гораздо важнее, сдается мне, изменить качество этого общения… может быть, и не только на постное время?

Я сформулировал для себя — вот просто лично для себя — десять… даже не правил, а просто напоминаний. Я в принципе всё это знаю, но часто забываю, и пост — самое подходящее время, чтобы за всем этим следить. Может быть, и кому-то другому пригодятся.

А эпиграфом могут стать слова апостола Павла, написанные для римлян, обитателей самого глобального города той эпохи: «Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его» (8:9):

1. Я могу спорить, но я не должен говорить за оппонента, приписывать ему слова, поступки и мотивы, судить о его характере и намерениях, ставить диагнозы по юзрепикам.

2. Цель моего участия в споре — понять позицию собеседника, объяснить свою и найти, если это возможно, точки соприкосновения. Но не оставить за собой последнее слово, не унизить собеседника, не выставить его на посмешище.

3. Я буду стараться услышать и понять моего собеседника, даже если я с ним не согласен. Я не должен лепить ярлыков, ведь в любом разговоре участвуют живые люди, а не безликие группы «либерастов», «фашистов» и т. д. Идеологии и партии уходят, а человек рожден для вечности.

4. Я имею право на оценки, но я должен тщательно отделять их от фактов и не вправе навязывать их остальным.

5. Я вправе осуждать зло, творящееся у всех на виду, но я не должен выискивать это зло, заглядывать без приглашения в чужую частную жизнь, нарочно выставлять других в дурном свете.

6. Я не должен распространять непроверенной, неточной, неполной, недостоверной информации, которая может кому-то повредить или кого-то задеть.

7. Я не должен всегда оправдывать себя, свое мнение, близкую мне группу людей или организацию, отвергая неудобные факты и аргументы без рассмотрения.

8. Я вправе обустраивать пространство своего дома и своего блога так, как сочту нужным, но я должен уважать чужое пространство и не вносить в него своих правил. В каждом, кто пришел ко мне, я постараюсь изначально видеть доброжелательного и заинтересованного собеседника, пока не будет доказано обратное.

9. Я не должен никому мстить ни словом, ни делом. Если диалог не получился, я просто отойду в сторону.

10. Я не обязан участвовать в любой дискуссии, даже если она затрагивает меня или нечто дорогое для меня. Я имею право хранить молчание, ведь жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на пустые препирательства.

Господи, помоги мне!

Сайт «Православие и Мир»

Протоиерей Всеволод Чаплин против ЛГБТ

NDR0177-600x400

«Неистовый» протоиерей и сексуальные меньшинства посмотрели друг другу в глаза.

Машина отца Всеволода Чаплина паркуется у Сахаровского центра ровно в 12.00 — его встреча с представителями ЛГБТ-сообщества назначена именно на это время. ЛГБТ — расшифровывается как «лесбиянки, геи, бисексуалы и трансгендеры». Этой аббревиатурой часто обозначают сообщество представителей сексуальных меньшинств. К тому моменту, когда отец Всеволод выходит из машины, многие из них уже сомневаются, что он вообще приедет.

Встречу организовали активисты ЛГБТ. Сначала ее хотели провести в респектабельном отеле «Хилтон». Но в последний момент, как заявили в ЛГБТ, «Хилтон» сдал назад — отказался предоставлять площадку под мероприятие. В итоге действие перенесли в центр имени Андрея Сахарова.

Представители ЛГБТ явно не прочь ассоциировать себя с Сахаровым и другими притесненными. Причина тому — закон о запрете пропаганды гомосексуализма, принятый в 2013 году. Он, по словам гей-активистов, привел к эскалации насилия, дискриминации и ненависти в отношении представителей сексуальных меньшинств. В ряде случае насилие, по словам участников ЛГБТ, было связано с действиями т.н. православных активистов. Именно поэтому в Сахаровском центре отца Всеволода так напряженно ждут. Все хотят услышать, что скажет православный священнослужитель, которого иногда в блогах называют «неистовым протоиереем» — «неистовым» когда-то называли протопопа Аввакума, лидера старообрядцев, за бескомпромиссность его речей. В этом значении слово как нельзя лучше подходит и к отцу Всеволоду, который раз за разом в течение нескольких лет становится центром общественной дискуссии.

К встрече приглашали духовенство различных конфессий — в том числе мусульман и буддистов. Все они отказались. Отец Всеволод — единственный, кто принял приглашение ЛГБТ сесть за круглый стол. «Я — председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества. А представители ЛГБТ — часть общества», — объясняет он, усаживаясь на свое место.

Ему в поддержку пришли Сергей Худиев, православный публицист, и Юрий Шубин, представитель православной общественности. Напротив них сели — Игорь Кочетков, председатель движения «Российская ЛГБТ-сеть», Дмитрий Исаков, гей-активист из Казани, в 2013 году выступивший с одиночным пикетом против закона о гей-пропаганде, три представителя т.н. гендерной фракции партии «Яблоко», Николай Кавказский, один из фигурантов дела о беспорядках на Болотной площади, Татьяна Винниченко, активист ЛГБТ из Архангельска, Ольга Бакушинская, журналист, Владимир Шахиджанян, писатель, изучавший проблему гомо- и транссексуальности.

Никто, кажется, не может поверить, что отец Всеволод действительно пришел. И когда он появляется, когда открывает ноутбук, все взгляды устремлены на него. Смотрят и две женщины-англичанки — по виду, любящая пара. Они не понимают по-русски и позже спросят: а кто это был? Им объяснят.

Прения

— Общество меняется, и в нем появляются новые социальные группы — в том числе ЛГБТ, — открывает дискуссию Игорь Кочетков, ЛГБТ-правозащитник. — Главное требование этих групп — равное уважение человеческого достоинства в независимости от сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Изменения в обществе — это всегда стресс для него. Поэтому многие люди опасаются, что публичное озвучивание новых представлений о себе, о браке, о счастье может посягнуть на их собственное представление об этих вещах. Между двумя группами нарастает конфликт. И в последнее время он напоминает маленькую гражданскую войну — в нем есть убитые, есть потерявшие здоровье, есть испытывающие страх. Надеюсь, мы здесь сможем понять, что сделать нам вместе, чтобы эти вещи прекратились.

— Общество действительно меняется, — парирует отец Всеволод. — Но меняется оно несколько в иную сторону, чем полагает господин Кочетков. Общество наконец понимает: у него есть свой путь развития, и оно может самостоятельно решать — какие общественные проявления могут регулироваться только нравственными нормами, а какие должны регулироваться еще и законом, через принуждение. Для любого христианина однополые связи и их проповедь — это грех. И, я надеюсь, никто не будет отрицать нашего права так считать и так говорить. Любой христианин будет стремиться, чтобы место этого греха в жизни общества сокращалось. Христиане не могут и не должны ничего навязывать. У нас нет армии и спецслужб, и слава Богу, что мы этим не обладаем. Но мы имеем право сказать — громко — о том, что мы считаем правильным и что не считаем. И никто не может лишить верующих людей этого права. И еще одно. Если происходит определенное общественное действие на ограничение того или иного явления — это значит люди обеспокоены. Это означает, что они хотят поставить перед обществом вопрос о том, что нужно по-новому посмотреть, что должно быть ограничено этикой, а где нужен новый закон.

Встречу ведет модератор, который дает слово по очереди — для этого нужно поднять руку. Когда отец Всеволод заканчивает говорить, в помещении уже целый лес поднятых рук.

— Когда люди от отсутствия образования и доброй воли пытаются унизить — в том числе и физически — своих сограждан, и когда они видят явную или неявную поддержку Церкви, что-то меняется в общественном сознании, — говорит Ольга Бакушинская. — Есть масса случаев, когда родители отвергают своих детей, когда те объявляют о своей ориентации. Есть случаи, когда насилие, государственное насилие применяется к школьникам. Нужно быть очень осторожным, обличая грех. Всегда есть соблазн впасть в другой грех.

— Мы сталкиваемся с тем, что государство натравливает консервативную часть населения на другую часть, — полагает Галина Михалева из «Яблока». — Закон о запрете гей-пропаганды провоцирует агрессивно и психически неуравновешенных людей нападать.

Владимир Шахиджанян: «Несомненно, общество должно относиться спокойно к проявлениям гомосексуальности. Она существовала всегда. Но, мне думается, чем меньше сам человек будет говорить о своей ориентации и меньше демонстрировать ее — тем будет лучше. Секс — дело интимное».

«Существует тенденция к демонизации Церкви и миф о ее, якобы, агрессивном настрое по отношению к каким-то группам людей. Мы пришли на эту дискуссию, чтобы развеять этот миф, и показать готовность к диалогу», — говорит Юрий Шубин, православный активист.

Модератор:

— Вопрос в том, что мы можем сделать со сложившейся ситуацией?

Отец Всеволод Чаплин:

— Мы можем сделать единственное — продолжать диалог. Но в этом диалоге нам никуда не деться от богословских вопросов. Христос милосерден к кающемуся грешнику, но Он и говорит: человек будет испытывать вечные муки, если не раскается в своем грехе. Божие милосердие — это не милосердие общества домашних животных. Это представление о том, что только в единственной истине и только в жизни по этой истине заключается путь в Царствие Божие. И если Церковь не обличает тот или иной грех, не говорит о нем, она становится антихристианской по сути.

Страсти

Самое интересное в дискуссии начинается после отъезда отца Всеволода. Модератор объявляет о конце встречи, но все, кажется, только вошли в раж.

Активистка ЛГТБ из Архангельска нападает на Юрия Шубина: «Вот почему мы не можем прийти в ЗАГС? У меня есть жена, мы давно живем вместе, почему моя семья обделена в правах?»

Шубин: «Живите вне брака!»

Активистка: «Нам тоже важен брак! Мы хотим жить в законном браке!»

Шубин: «Да ведь грешно это!»

Активистка: «Я — атеист, а с грехом — это вы идите к своим попам».

Оператор православного сайта сворачивает шнур от телекамеры и негромко цедит: «Не хватает на вас отца Иоанна Охлобыстина. Он бы уж сказал все как есть».

Модератор устало произносит: «Уважаемые! А ведь мы так хорошо сидели…»

Сайт «Православие и мир»

ПОДЖОГИ КРЯШЕНСКИХ ХРАМОВ: КОМУ ЭТО ВЫГОДНО?

155023.b

Кому же выгодно уничтожать святыни и унижать кряшен, настраивать христиан против мусульман? Об этом говорят священник-кряшен Димитрий Сизов, руководитель Общественной организации кряшен Людмила Белоусова, первый заместитель председателя Духовного управления мусульман Республики Татарстан Рустам хазрат Батров и исламовед Роман Силантьев.

«Православие для кряшен – часть их этнического мировоззрения»

Священник Димитрий Сизов, настоятель Никольской церкви в селе Кряш-Серда Пестречинского района Татарстана, редактор интернет-портала «Кряшенская духовная миссия»:

 

Священник Димитрий Сизов.Священник Димитрий Сизов.

– Официально кряшены – это этноконфессиональная группа в составе татар Волго-Уральского региона, с чем кряшены согласиться никак не могут, считая себя самостоятельным тюркоязычным народом. По оценкам экспертов, кряшен в России насчитывается 300 тысяч. Проживают кряшены преимущественно в Татарстане (192 селения), а также в Башкирии, Удмуртии и в Челябинской области (нагайбаки) и исповедуют Православие. Православие для кряшен – часть их этнического мировоззрения. Народные праздники и народная религиозность хотя и связаны с рудиментами дохристианского языческого состояния кряшен, но за столетия пребывания кряшен в лоне Церкви теперь пронизаны Православием.

 

У кряшен есть духовная миссия: это духовный союз, движение православного кряшенского духовенства, верующих кряшен и всех сочувствующих. Движение духовно и идейно объединяет людей, работающих над христианским просвещением кряшен. В Татарстане, по нашим данным, имеется 20 священнослужителей – этнических кряшен. Но не все они являются участниками данного движения. Движение одобряется руководством митрополии – митрополитом Казанским и Татарстанским Анастасием. В силу того, что до сих пор нет высказываний Святейшего Патриарха Кирилла о том, поддерживает ли он кряшен, разделяет ли он мысль, что кряшены – самостоятельная народность, мы не знаем его позиции, а также позиции Священного Синода в отношении кряшенского движения. Как известно, церковными канонами регламентируется вопрос о территориях пастырской ответственности. Территория Кряшенской духовной миссии ограничена Татарстанской митрополией; в силу канонических норм она не распространяется на кряшен, живущих за пределами Татарстанской митрополии: проживающих на территории Башкортостанской, Челябинской, Вятской митрополий, Удмуртской и Марийской епархий.

В первую очередь миссия занимается распространением веры: издается литература на церковно-кряшенском языке, идет образование евхаристической жизни на местах с кряшенским богослужением, совершаются миссионерско-пастырские поездки в кряшенские селения. Первоочередной задачей миссии также является привлечение молодежи к различной деятельности внутри этого движения, в первую очередь в качестве кандидатов для принятия священства.

Но нужно признать, что процесс воцерковления кряшен идет сложно. На смену пожилым верующим дореволюционной эпохи пришли люди, рожденные в годы богоборчества. Если это даже люди верующие, то, как правило, поверхностно знающие христианское вероучение и глубоко не укорененные в традиции православной духовности. Естественно, что они не могут оказать благотворного влияния на своих детей и внуков, а если это и происходит, то влияние минимально. Осложняет процесс воцерковления и то, что многие кряшены учились в татарских национальных школах, которые начали появляться в кряшенских селах после 1926 года. Через обучение в татарских школах кряшены впитывают религиозные и мировоззренческие смыслы, культуру и дух татарского народа. Я не говорю, что я против татарской культуры, а лишь констатирую, что она далека от христианства и христианского культурного кода.

Видно, что у некоторой части кряшенской молодежи есть стремление к Церкви. Она интересуется вероучением и духовностью, но, по моим ощущениям, процесс этот пока вялый. Но не может не радовать, что уже начали появляться молодые люди, которые сами инициируют строительство церквей в кряшенских селениях или другие православные проекты. Поэтому акции с поджогами церквей многих кряшен просто шокировали и, думаю, никого не оставили равнодушными, так как ничего подобного не было в истории Православия в Поволжье. В сети Интернет от некоторой части адекватно мыслящих представителей кряшенской молодежи приходилось читать такие высказывания, что «Господь попустил сожжение храмов, значит, Он хочет, чтобы мы что-то поняли. А понять мы должны одно: наша вера недостаточна крепка. Вера должна быть деятельна: необходимо принимать по силам участие в восстановлении сожженных храмов».

«Наши враги хотят рассорить православных и мусульман, живущих рядом веками»

Людмила Белоусова, руководитель исполкома Общественной организации кряшен Республики Татарстан, главный редактор культурно-просветительской газеты кряшен «Туганайлар» (Казань):

 

Людмила Белоусова.Людмила Белоусова.

 

– Кряшены – самые обыкновенные россияне, которые «проснулись» в годы перестройки и перенесли все тяготы жизни вместе со своей страной. Тем не менее, у кряшен есть своя новейшая история, потери и достижения.

Несмотря на то, что нашу общественную организацию представляют светские люди, мы всегда сотрудничали с Церковью и священнослужителями. Не было случая, чтобы мы не пригласили духовенство на наши мероприятия, будь это Рождественский фестиваль, молодежный форум или научная конференция. Наши ученые, журналисты были в составе переводческой группы, когда мы, во главе с отцом Павлом Павловым, переводили на церковно-кряшенский язык Новый Завет при поддержке Санкт-Петербургского отделения Российского Библейского общества. За участие в этом переводческом проекте мне была вручена владыкой Анастасием благодарственная грамота.

Конечно, было время, когда у кряшен, кроме единичных церквей, не было ничего. Люди встречались и общались в храмах, Церковь их сплачивала. Сегодняшние поджоги храмов говорят о том, что наши враги хотят рассорить православных и мусульман, живущих рядом веками. К счастью, это понимает не только общественность, но и простое население. Впервые за долгое время люди почувствовали боль и тревогу. Ведь сгоревшие церкви были не только памятниками XIX века, это были места, где души христиан общались с Богом.

К счастью, власти оперативно приняли решение по восстановлению храмов и задержанию поджигателей. Также благодарны мы и мусульманам, которые поддержали нас словом и делом. Духовное управление мусульман Чувашии перечислило на восстановление храмов 1 миллион рублей. Так что я не думаю, что в Татарстане есть люди, которым не нравится процесс воцерковления кряшен. Есть те, кто хочет раскачать лодку, нарушить стабильность, рассорить многонациональный российский народ. Поэтому я призываю не поддаваться провокациям.

У нас были сложные времена в 1990–2000-е годы. Тогда кряшен не хотели признавать отдельной народностью. Но даже в те сложные времена никто не сжигал наши церкви, потому что для всех они были святыми. Не процесс воцерковления кряшен кому-то не нравится – не нравится создаваемый на протяжении веков мир между христианами и мусульманами. Нельзя использовать кряшен – добрый, тихий, скромный народ – в чьих-то грязных играх.

«Поджигатели храмов пытаются бросить тень на мусульман»

Рустам хазрат Батров, первый заместитель муфтия – председателя Централизованной религиозной организации Духовное управление мусульман Республики Татарстан:

 

Рустам хазрат Батров.Рустам хазрат Батров.

– Мусульмане очень обеспокоены данными событиями, потому что к нашим православным согражданам мы относимся не просто как к соседям, а как к братьям и сестрам. В Священном Коране заповедано крайне уважительно относиться к «людям Библии»: к христианам и иудеям. Поэтому совершенные преступниками злодеяния взволновали мусульманскую общественность республики. Не случайно муфтий Камиль Самигуллин осудил эти не имеющие оправдания акты вандализма. Причем сделал это вместе с митрополитом Анастасием в рамках совместного заявления. А прихожане наших мечетей откликнулись на беду православных братьев и собрали средства на восстановление сожженных храмов.

 

Данные события наводят на мысль, что кто-то хочет посягнуть на наш многоконфессиональный союз, поссорить нас друг с другом. Попытаться стереть память о том, что наши предки веками жили дружно на одной земле, сражаясь за общую Родину плечом к плечу.

Сегодня, к сожалению, у многих возникают мысли, что в поджогах православных храмов виноваты мусульмане. Но я с уверенностью могу сказать, что ислам абсолютно никак не мотивирует людей на злодеяния, тем более такого характера. Ислам учит нас тому, что нельзя убивать и причинять вред священнослужителям и храмам. Те, кто поджигают храмы, пытаются посеять недоверие между нами, хотят бросить тень на мусульман. Поэтому даже в мыслях нельзя допускать, что ислам имеет какое-то отношение к поджогам церквей. Это сделали преступники. Ни одна из существующих религий, тем более ислам, тут ни при чем.

Среди подозреваемых в поджоге храмов есть люди с уголовным прошлым. Так, один из задержанных отсидел в тюрьме шесть лет за изнасилование. Ислам не мотивирует людей на преступления. Кто бы ни оказался в конечном итоге виновным, он является просто бандитом, который не чтит никаких религиозных норм: ни мусульманских, ни христианских.

Люди, которые пытаются раскачать ситуацию межконфессионального мира, ни перед чем не остановятся. Эти люди не только поджигают православные храмы, но и пытаются поджигать мечети. Так, 13 августа в поселке Большие Клыки пытались поджечь мечеть. Этим людям всё равно, что жечь: мечети или церкви, главное – попытаться раскачать межконфессиональный мир.

«Единственный способ нормализовать ситуацию в республике – полностью поменять политику в религиозной и национальной сфере»

Роман Силантьев, исламовед, директор Центра географии религий при Синодальном отделе по взаимоотношениям Церкви и общества:

 

Роман Силантьев.Роман Силантьев.

– Я считаю, что причина поджогов православных храмов в Татарстане – проваленная государственно-религиозная политика республики. Мы имеем хорошую работу правоохранительных органов, адекватное руководство муфтията, хорошие межрелигиозные отношения, но при этом в Татарстане существует заметная группа террористов, которая возникла при попустительстве властей.

 

Сравнивая Татарстан с другими регионами, например с Башкирией, где также наблюдается присутствие ваххабитских экстремистов, мы видим, что при одинаковом конфессиональном составе населения поджогов православных храмов в Башкирии нет. Нет и таких резонансных терактов.

Татарстан на сегодняшний день находится на одном из первых мест по террористической угрозе в стране. Даже в Чечне сейчас гораздо спокойнее, чем в Татарстане. Отмечу, что виноват здесь совсем не Рустам Нургалиевич Минниханов. Ему просто досталось проблемное наследство – ведь именно при его предшественнике в республике появились первые ваххабитские общины, чиновники пропитались ваххабитской идеологией, откровенные ваххабиты встали во главе мусульманской общины и начались первые теракты. Единственный способ нормализовать ситуацию в республике – полностью поменять политику в религиозной и национальной сфере.

Какие проблемы сейчас стоят и требуют незамедлительного решения?

Во-первых, терроризм: атаки на православные храмы и часовни (поджоги храмов и домов священников, минирование и осквернение храмов, часовен и святых источников); убийства и покушения на убийство дружественных Церкви мусульманских духовных лидеров; «классические» теракты (подрывы трубопроводов, ракетные атаки объектов химической промышленности и т.д.).

Во-вторых, экстремизм: требования к православным перейти в ислам, включая угрозы священнослужителям; массовые публичные акции террористических организаций («Хизб-ут-Тахрир») и радикальных русофобствующих националистов (движение «Азатлык»), «шариатские патрули» в ряде населенных пунктов республики.

В-третьих, ущемление прав православных: хамское и пренебрежительное отношение чиновников к православному духовенству, отказ в возврате храмов (только по Казани более 10 случаев), запрет на преподавание «Основ православной культуры» (по личному распоряжению М.Ш. Шаймиева, в республике можно выбрать только основы мировых религий или светской этики), препятствование строительству новых храмов, требования уничтожить установленные поклонные кресты и борьба с «якорными» крестами (якобы попирающими полумесяц; были демонтированы с Благовещенского собора в Казанском кремле), ограничение допуска православных священников в школы, больницы и т.д., запреты на колокольный звон и крестные ходы, приоритетное финансирование строительства мечетей, в том числе за пределами республики (в Татарстане при равном соотношении православных и мусульман число мечетей в 7 раз превышает число православных храмов – 1524 против 224; мечети при участии властей Татарстана были заложены или построены в Вологде, Находке, Владивостоке и Калининграде); а также ущемление прав русских и кряшен. Приоритетное финансирование татарской культуры и языка, уменьшение количества часов русского языка в школах, принудительное обучение татарскому с уровня детских садов (23 декабря в ряде городов России прошли пикеты в поддержку русского языка в Республике Татарстан); непропорциональное представительство национальностей в госаппарате республики (из 18 министров только трое русских при 40% русского населения); искусственные расколы русских и кряшенских организаций с целью установления над ними контроля; поощряемая русо- и ортодоксофобия в школьных и вузовских учебниках, научных исследованиях, кинематографе и театральных постановках. Категорический отказ в признании кряшен отдельным народом, принудительное включение их в татарский этнос при лозунге «ислам – религия татар», объявление кряшен предателями татарского народа. Нарушение права кряшен на самоопределение во время переписей населения (настойчиво требуют записываться татарами). Принудительное строительство мечетей в кряшенских селах и деревнях за счет бюджета республики.

Сайт «Православие.RU»

О ЙОГЕ И ПРОЧИХ ВОСТОЧНЫХ ПРАКТИКАХ

155433.p

В поисках здоровья, жизненного благополучия, а то и развития в себе тайных способностей многие наши современники обращают внимание на всевозможные восточные практики, в особенности на йогу.

Йогу рекламируют как методику, которая поможет предотвратить заболевания, исцелиться от уже заработанных болезней, даже трудно поддающихся лечению, научит владеть собой, влиять на других, а также дарует приток жизненных сил.

Большинство людей привлекает в йоге внешняя, как они считают, оздоровительная сторона – лечебные позы, холодные ванны, очистительные клизмы, особая техника дыхания и так далее. Целью ставится улучшение работы внутренних органов и систем – пищеварения, потенции, давления, памяти и других органов. Обыватель полагает, что можно игнорировать мировоззрение йоги и в то же время признавать ее уникальной системой физического и психического развития. В современной йоге используется традиционная индусская гимнастика – хатха-йога, сходная с гимнастикой китайцев и древних персов. Встречаются и такие направления, как раджа-йога, мантра-йога, к которым примыкают «трансцендентальная медитация», мистический даосизм, методы тибетского буддизма, дыхательные техники и прочее.

Что же несет в себе эта мудрость солнечной Индии?

Йога является составной частью философско-религиозных учений древней и средневековой Индии. Это система упражнений, методов и приемов, цель которых не только управлять психическими и физиологическими процессами организма, но и восходить к особому духовному состоянию. Изначально йога с ее системой психофизических упражнений ставила целью выработать в душе независимость по отношению к телу, чтобы после смерти человека душа избежала реинкарнации и растворилась в первичной безликой духовной субстанции.

 

 

Физические упражнения, развитые в йоге, по сути являются религиозными обрядами, раскрывающими человека навстречу индусской «духовности». Йогические упражнения в своем непосредственном употреблении связаны с оккультными медитациями, а различные позы йоги отождествляют человека с животными или даже предметами (допустим, «поза кобры», «коровьей головы», «собаки мордой вниз» и другие). Как правило, используются специальные движения тела, фиксированные позы, задержка дыхания, повторение мантры, а также визуализация – такой способ работы с воображением, при котором, закрыв глаза, человек мысленно рисует в темноте какой-нибудь образ и со временем он видит воображаемое весьма ярко и отчетливо. Некоторые позы возбуждают сексуальные центры, по представлениям учителей йоги, это нужно, чтобы воспользоваться сексуальной энергией, преобразовать ее и распределить по всему телу для оздоровления и бодрости.

К сожалению, далеко не все понимают, что религиозная вера, нравственность и внешние обряды, практика глубоко взаимосвязаны, так что нельзя использовать какую-то практику саму по себе, не испытав влияния той духовной сути, какую выражает эта практика. Даже внешние движения могут заключать в себе определенную формулу-знак, сообщающую душе соответственное индийской религии настроение. Индийско-оккультные или восточные системы предлагают свои психотехнические приемы, направленные на «расширение сознания», «сверхчувственное восприятие» и «открытие внутренних пространств». Подлинная же цель всех видов йоги – раскрыть в себе скрытую «божественность», слиться с первореальностью и таким образом выявить в себе сверхъестественные духовные силы. Вот как откровенно признается знаменитый апологет йоги, формально принадлежавший к католическому ордену бенедиктинцев, француз Жан-Мари Дешане в своей книге «Христианская йога»: «Цели индийской йоги – духовные. Можно приравнять к предательству забвение этого и сохранение только физической стороны этого духовного учения, когда люди видят в ней только средство достижения телесного здоровья и красоты. <…> Искусство йоги заключается в том, чтобы погрузить себя в полное безмолвие, отбросить от себя все мысли и иллюзии; отвергнуть и позабыть все, кроме одной истины: истинная сущность человека – божественна; она есть Бог, об остальном можно только мечтать»1.

В индуизме многих привлекала как раз мысль о том, что человек сам по себе божествен, что в нем заложены все совершенства, которые можно раскрыть с помощью особых методик, и значит, тяжелый путь к Богу через преодоление своих страстей, который предлагает христианство, вовсе не обязателен. Надо просто выявить в себе скрытую божественность. Интересно заметить, что одним из распространенных выражений-мантр в Индии является «со-хам, со-хам», то есть «Я – это Он, Я – это Он». Как известно, ощущение собственной значимости, самодостаточности, соединенное с чувством эйфории – самонаслаждения, в христианской аскетике называется прелестью, то есть обольщением, самообманом. Человек мнит себя божественным, в действительности же остается без Бога, зато темные силы льстят его гордости имитацией божественных совершенств. Это повторение древнего соблазна стать «как боги» (Быт. 3: 5), обрести божественные знания и силы, что постоянно нашептывает человеку невидимый обольститель.

Приведем пример из жизни, который отражает подлинную подноготную восточных практик. Есть в Сергиево-Посадском районе женщина, которая, будучи крещена в Православии, в какой-то момент увлеклась буддизмом. Причем она совсем не думала, что это как-то противоречит христианской вере. Просто, не имея опыта церковной жизни, лишь изредка обращаясь к молитвослову, она не почувствовала духовной подмены. Ее привлекали нравственные истины буддизма – всепрощение, бескорыстие, отказ от каких-либо пожеланий, нравилась и их медитативная практика, которая, казалось, вносит в смятенную душу долгожданный покой.

 

Все больше и больше увлекалась женщина восточной духовностью, достигла, как ей самой в то время казалось, уже немалых успехов. Однажды во сне она увидела двух почтенных буддийских наставников – махатм, которые обратились к ней с такими словами: «Ты уже достигла многого. Но чтобы придти к полному совершенству, тебе осталось сделать только одно – отречься от Христа». С изумлением женщина спросила: «Но зачем это нужно, ведь я считала, что христианство не противоречит буддизму?» Она, как и многие наши современники, полагала, что разные религии – пусть и различные, но равноправные пути к Богу, перед Христом же в сердце благоговела.

Женщина интуитивно почувствовала, что в этом требовании заключается что-то неправильное, чуждое и плохое. Ночные гости ответили: «Это нужно, чтобы придти к полному совершенству». Вероятно, увлекшись буддизмом, она неглубоко вникла в его философию, где ключевое место занимает отречение от всех желаний и привязанностей, стало быть, и от привязанности ко Христу. «Нет, – произнесла она, – я не смогу отречься». «Ах так, – неожиданно отреагировали посетители, – тогда мы будем тебя мучить». В этот момент оба приняли жуткий образ демонов, стали бросать в голову женщине горящие уголья.

Конечно, можно списать подобное видение просто на кошмарный сон. Но сами истязания воспринимались настолько живо, что страждущая стала кричать. Ее родная мама, услышав крики дочери, и видя, что с ней происходит что-то неладное – какой-то страшный приступ, причем дочь не могла очнуться – вызвала скорую. Врачи бесплодно пытались сделать страждущей укол – мышцы были настолько напряжены, что игла не проникала внутрь. Сквозь сонные истязания женщина вспомнила простую христианскую молитву: «Господи, помилуй!», и демоны со своими мучениями вмиг исчезли. Очнувшись, выпив святой воды, она поняла, что за духовной помощью ей надо идти в храм. Батюшка, вникнув в состояние женщины, рекомендовал ей еженедельно исповедоваться и причащаться.

Постепенно ее духовное состояние поправилось, только появилась после того ночного события одна особенность – время от времени женщина видела бесов. Как-то раз она повстречала свою знакомую, которая начала увлеченно рассказывать, что заинтересовалась буддизмом и что все это любопытно и здорово. Умудренная горьким опытом женщина хотела тут же предостеречь ее от подобного увлечения, но едва собралась открыть рот, как увидела на плечах собеседницы двух хитрых бесов, которые ловко закрыли той уши и, ухмыляясь, как бы говорили: «Посмотрим, что у тебя получится». Женщина поняла, что все, что она сейчас скажет, не дойдет до ее души.

Действительно, часто люди настолько увлекаются восточными практиками, что никакие аргументы ими не воспринимаются, и только набитые шишки заставляют их пересматривать свою жизнь.

К сожалению, многие в наши дни полагают, что учение буддизма по ряду вопросов совпадает с христианским, допустим, в преодолении страстей, искоренении греховных желаний, совершенствовании, любви к ближним и жертвенности. Однако внешнее сходство часто скрывает пропасть, в которую падает и разбивается всякий, желающий одним прыжком соединить несоединимое. Хочется привести размышления исследователя религий Индии князя Н. С. Трубецкого о том внешнем сходстве и глубоком внутреннем различии, которое наблюдается между буддизмом и христианством: «Путь к достижению нирваны Будда указал двоякий. С одной стороны, психофизические упражнения самопогружения, сосредоточенной медитации, задержки дыхания и прочее, по приемам почти тождественные с системой йоги. Но с другой – самопожертвование и любовь ко всему существующему. Однако этот второй путь есть как бы часть первого, особое психофизическое упражнение. Любовь, милосердие, сострадание – все это для буддиста не чувства, ибо ведь чувств у него в душе остаться не должно, а лишь результат, следствие полной утраты чувства своей индивидуальности и своих личных желаний: при таком психическом состоянии человеку ничего не стоит жертвовать собою для ближнего, ибо, не имея собственного желания, он, естественно, с легкостью исполняет желания других. Подавить свою волю настолько, чтобы поступать исключительно по воле другого, рекомендуется именно в виде упражнения. Всепрощение рассматривается как средство уничтожения чувства: равнодушие находит свое завершение, когда человек относится к врагу совершенно так же, как к другу, когда он равнодушен к радости и к боли, к чести и к бесчестию»2. Иными словами, такой человек уподобляется роботу, который не имеет ни личности, ни чувств, и потому бесстрастно выполняет любую заложенную в нем программу. Вопреки этому, в христианстве жертвенность, прощение, любовь основываются не на подавлении в себе желаний, не на уничтожении личностного начала, а на чистоте сердца, стяжавшего Божию благодать. Душа, обретшая в Боге свободу от греха, с радостью помогает ближним, она прощает и жертвует, потому что любит – в этом ее сокровенное счастье.

Возвращаясь к йоге, заметим, что упражнения с дыханием и позы тела подготавливают человека к определенным духовным переживаниям. Повторим, что подлинная цель йоги религиозно-аскетическая. Сами йоги считают, что на высших ступенях этой аскетической практики, когда останавливаются все психические процессы и человек достигает самадхи, то есть состояния сосредоточения без содержания, в нем «выжигаются семена кармы», и это освобождает его от нового перерождения, позволяет уже навсегда освободиться от тела и прекратить свое существование как личности. Здесь мы видим кардинальное расхождение с христианством, в котором личность не уничтожается, а преображается и достигает высшего своего самовыражения в приобщении Богу.

Согласно христианскому учению, в душе, соединившейся с Богом, раскрываются дары, данные конкретному человеку. И даже в будущем веке, после всеобщего воскресения, когда «будет Бог все во всем» (1 Кор. 15: 28), личность не уничтожится, ибо, как сказано в Писании, мы увидим Бога «лицем к лицу» (1 Кор. 13: 12), то есть общение с Богом – это всегда глубоко личное общение, которое и в общем соборном молении не обезличивается. Этот опыт в той или иной мере доступен каждому христианину здесь и сейчас. И в этой личной встрече с Богом как Жизнью, Любовью и Радостью, наша собственная жизнь становится более подлинной, внутренне насыщенной, вдохновенной и яркой.

Существенную роль в йоге играет медитация.Медитация (от лат. meditatio – размышление) есть внутреннее сосредоточение ума на определенной идее. Медитирующий мысленно отрешается от всех внешних объектов, стремясь к определенному психическому состоянию.

 

Если молитва есть обращение к Богу, то медитация – беседа с самим собой, по сути же, самогипноз. Предполагается, что медитация пробуждает у медитирующего глубокие силы, дремлющие в глубине души, и такой человек становится способен, например, к ясновидению. Если в христианстве существует умное делание и молитва Иисусова, в которых христианин всем своим существом обращается к Богу и Его милости, то в оккультизме и восточных практиках посредством медитации человек в самом себе ищет тайный ход, ведущий к духовному совершенству. В индуистской медитации человек стремится к тождеству с абсолютом и, достигая транса, приходит к ощущению, что он един с божеством, а точнее, что в нем самом выявлена изначальная божественность.

Медитация, как опыт нехристианской религиозно-мистической практики, естественно, влечет за собой духовные состояния вне Христа и без причастия Его благодати. Такому человеку рано или поздно может показаться, что он сам становится проводником высших откровений, несущим на земле особую миссию. Вспоминается пример индийского поэта и мистика, одного из основателей бенгальского кришнаизма, Чондидаша (XIV–XV вв.), который с юных лет был посвящен во жрецы богини Дурги. Будучи представителем высшей касты брахманов, Чондидаш полюбил женщину низшей касты, простую прачку Рами. Для брахмана сохранение кастовой чистоты – священный долг. Чондидаш искал разрешения своей личной проблемы в медитации и внутреннем обращении к богине Дурге. В этом делании он стал созерцать свою любимую, и в подобных медитациях Чондидаш обрел уверенность, что сам он – проявление духа Кришны, а Рами – воплощение возлюбленной Кришны – пастушки Радхи. Сам Чондидаш считал, что эту тайну ему открыла богиня Дурга. Вот так оккультная духовная практика увенчивается оккультными откровениями.

Приносят ли йога и медитативная практика людям какой-то эффект? Часто представители этих практик свидетельствуют, что йога уравновешивает внутренние силы, успокаивает нервную систему. Но в результате, у человека перестает болеть душа. Он не ощущает в своей душе никаких противоречий, и не испытывает потребности исповедать грехи. Таким образом, достигнутая посредством йоги и медитаций успокоенность лишает человека возможности раскаяться во грехах и освободиться от них. Человек достиг душевного комфорта, но в глубинах его души остались неисповеданные грехи, про которые он не вспоминает. На самом деле, душевная неустойчивость в нашей реальной жизни может быть индикатором, подсказывающим, что надо спешить в храм на Таинства, каяться перед Богом, исправлять себя, а йога с медитативной практикой лишают душу этого индикатора.

 

 

Что же касается вроде бы очевидной физической пользы от занятий йогой, то это распространенное заблуждение. Польза от самых простых йогических упражнений наблюдается не больше, чем и от всех остальных физкультурных комплексов. Йога, если заниматься ею серьезно, вредна для здоровья, и мысль о том, что индийские йоги живут долго и не страдают тяжелыми болезнями, глубоко неверна. В 1980-х годах в Индии проводилась всеобщая диспансеризация, которая показала, что йоги живут в среднем даже меньше, чем обычный житель Индии и страдают множеством заболеваний. Например, верхних дыхательных путей и желудочно-кишечного тракта, потому что каждый день они чистят жгутами носоглотку и делают себе клизмы, и со временем разрушается слизистая оболочка в носовой полости и кишечнике; вывихами суставов, артритами и артрозами из-за частого нахождения в противоестественных позах; катарактой глаз, потому что часто концентрируют внимание на солнце. Нашлось немало страдающих хроническими венерическими заболеваниями.

Поскольку в йоге упор делается на перестройке организма и его ритмов, то это может нарушить биологические процессы таким образом, что психосоматическое расстройство станет необратимым, и ни один врач не сможет понять, что же произошло с человеком.

В заключение нужно сказать, что во всех мистико-оккультных системах, практиках и медитациях можно встретить какие угодно размышления, мысли, представления, кроме одного – в них нет покаяния. Христианство свидетельствует: по мере приближения души к Богу человек все более ясно видит свое несовершенство и несамодостаточность. Поэтому опыт приближения к Богу утверждает в христианине смирение, покаяние и любовь. Благодаря этому возможна чистая, искренняя радость единения с Господом, Который тебя видит, слышит и любит. Восточный же мистический опыт отвергает личностного Бога, а потому стремится к преодолению личности человека в самадхе или нирване, дает переживание растворения своей индивидуальности в океане безличного. Не встретив личностного Бога, человек в восточном мистицизме естественно стремится к личностной смерти.

Сайт «Православие.RU»

Помочь Жанне Фриске = помочь ближнему?

friske-600x422

Певица Жанна Фриске больна — злокачественная опухоль мозга. Почему собирать деньги на лечение приходится с помощью Первого канала?

Все уже привыкли к тому, что средства на лечение серьёзных заболеваний люди собирают самостоятельно, практически стоя с протянутой рукой – а то, что вместо торговой площади используется социальная сеть или средство массовой информации, уже давно никого не обманывает.

Как правило, в такого рода просьбах есть указание не только на величину грозящей опасности, срочность сбора средств, огромность необходимой суммы, но и на невозможность для семьи найти нужные деньги самостоятельно – «сами мы бедны, родственников и друзей богатых у нас нет, всё что могли, уже продали».

Но бывает и иначе. И такого рода случаи наполняют души людей смущением.

Именно смущение испытывают люди, когда слышал о том, что Первый Канал и «Российский фонд помощи» совместно начали сбор средств для эстрадной певицы Жанны Фриске, у которой была обнаружена злокачественная опухоль мозга.

Смущение вполне понятное: на малообеспеченного человека Жанна Фриске похожа мало. Скорее она выглядит откровенно богаче большинства зрителей Первого канала, что создаёт несколько парадоксальную ситуацию, когда более богатый просит помощи у более бедных.

Ещё сильнее напряглись те, кто занят в благотворительной отрасли: каждый из нас может рассказать о тех, кто прямо сейчас нуждается в помощи не меньше, чем Жанна, но кому не оказывается чести быть в новостях Первого Канала.

С другой стороны, подобное смущение есть реакция чисто эмоциональная. Любой христианин, да даже просто любой человек с нормальным нравственным чувством согласится с тем, что всякий волен по собственному разумению выбирать себе объекты помощи, и что милосердие остаётся милосердием всегда, даже если выглядит, скажем, необычно. Слова «Или глаз твой завистлив от того, что я добр?», хотя и сказаны немного в ином контексте, вполне применимы и к этой ситуации – от того, что некто хочет помочь именно человеку Х, а человеку Y не хочет, ещё не следует, что он ненавидит Y, что он сволочь или нечто подобное.

Кто-то считает правильным помогать детям, потому что дети – невинны. Кто-то взрослым, потому что детям помогают многие, а взрослым – почти никто. Некоторые выбирают необычные направления для помощи – поддержка оригинальных арт-проектов или милосердие по отношению к психически больным. Некоторые стремятся скрасить последние дни жизни умирающих, а кому-то ближе всеми силами отдалять смерть. Есть и те, кто жалеет только животных, а людей полагает паразитами на планете. А кто-то откроет своё сердце только к Жанне Фриске.

Люди все разные и всякий отвечает за себя и своё милосердие. И о том есть слова Апостола – лишь вместе, будучи разными, люди могут составлять Церковь. И как нога не может упрекать руку за разность, так и спасающий детей не должен упрекать защитника синих китов.

Тем более, что со стороны «Российского фонда помощи» тут возможно не только проявление милосердия, но и некоторый вполне практический расчёт.

Жанна Фриске – звезда. Это значит, что у неё есть поклонники, что её имя на слуху, что, наверное, с её песнями у людей связаны некие приятные ассоциации, что люди будут готовы помочь ей просто потому, что знают её. Любимый певец или актер, если человек много лет следит за его творчеством, превращается если не в члена семьи, то в кого-то близкого и родного, кого-то своего, кому совершенно естественно помочь, если он просит о помощи.

И поэтому желающих помочь Жанне Фриске будет множество. И средств будет собрано – ну, поверьте моему опыту – значительно больше, чем будет нужно ей. Независимо от того, поможет ей лечение или же оно, как порою бывает, окажется неэффективным.

И вот эти излишние средства, которых будет немало – они будут направлены на помощь прочим подопечным «Российского фонда помощи». Вот этим вот детям и взрослым и ещё многим людям. Это обычная практика в тех случаях, когда денег собирается больше, чем необходимо.

С этой точки зрения акция «Первого Канала» (кстати, именно от него исходила инициатива, а не от фонда) и «Русфонда» чрезвычайно разумна: если уж люди не готовы жертвовать на безвестных людей, то, может быть, для любимой певицы они не пожалеют средств?

За сутки Первый канал собрал 48 миллионов рублей

Если же говорить о предпочтительной для верующего человека реакции на подобную новость, то я смог придумать таковых ровно две.

Первая. Проявить милосердие. Пусть не к Жанне, а хоть к кому-то. Я даже не о том, чтобы сделать пожертвование. Я о том, чтобы задуматься о ненадёжности всего, что у нас есть. Что ни слава, ни богатство, ни наличие поклонников не могут дать нам никаких гарантий от внезапной болезни, смерти и Встречи, к которой необходимо готовиться. И что те, кто окружает нас – они с нами ненадолго и необходимо их, вот которые рядом с нами – любить и миловать.

И вторая мысль. По «Первому каналу» показывали видео обращение мужа Жанны Фриске. Он в этом обращении не просил финансовой помощи. Он просил молитв. И я не вижу ни одной причины не исполнить эту просьбу.

Сайт «Православие и Мир»

CОЗДАТЕЛЬ КОЩУНСТВЕННОЙ СТРАНИЦЫ ПРОТИВ СТАРЦА ПАИСИЯ СВЯТОГОРЦА ПОЛУЧИЛ УСЛОВНЫЙ СРОК

155306.p

В сентябре 2012 года в социальной сети facebook появилась страница, содержавшая материалы, обращённые против Православной Церкви, Святой Горы Афон и старца Паисия Святогорца.

Откровенно кощунственное содержание страницы “Elder Pastitsios”1 вызвало негодование десятков тысяч простых людей, направлявших в администрацию фэйсбука требования закрытия страницы. 25 сентября эта кампания наконец увенчалась успехом и провокационная страница была закрыта, сообщает Agionoros.ru.

Управление МВД Греции по преступлениям в электронном пространстве получило тысячи жалоб от возмущённых безнаказанностью кощунника людей. Кроме того, вопрос об «оскорбительной для греков» странице и привлечении её авторов к ответственности на заседании парламента поставил депутат от партии «Золотая Заря» Христос Паппас2.

Было заведено уголовное дело по статье «сознательное богохульство и оскорбление религиозных чуств», в рамках которого полиция 22 сентября задержала предполагаемого автора скандального сообщества в фэйсбуке двадцатисемилетнего жителя острова Эвбея Филиппоса Лоизоса. Вскоре он был освобождён под подписку о невыезде.

Возбуждение уголовного дела против юноши вызвало негодование греческих и европейских либералов. Примечательно, что во многих социальных сетях появились записи FreeGeronPastitsios (по аналогии с FreePussyRiot). А хэштэг ́FreeGeronPastitsios стал трендом мирового твиттера. В поддержку Лоизоса высказались влиятельные деятели мирового шоубизнеса, ранее заявлявшие о поддержке кощуниц из “Pussy riot”.

И вот полтора года спустя 16 января 2014 года Афинский суд приговорил Филиппоса Лоизоса к 10 месяцам условного тюремного заключения  с отсрочкой приговора на три года.

После вынесения приговора в социальных сетях и крупнейших западных СМИ началась массовая истерия. Грецию начали сравнивать с Ираном и Россией, обвиняя в отсталости и мракобесии.

В то же время, большинство жителей Греции приветствовало осуждение кощунника. Показательно, что в ходе широко разрекламированной кампании по сбору средств на юридическую защиту Лоизоса удалось собрать всего 250 евро.

1 Дословно «Старец Запеканкин».

2 В настоящий момент Паппас находится под стражей. Его обвиняют в подготовке насильственного захвата власти.

Священник Глеб Грозовский: Вернусь в Россию, когда будет гарантирована безопасность

1384862570_1

Священник Глеб Грозовский, обвиненный в педофилии и запрещенный в служении на время следствия, уже несколько месяцев находится в Израиле, куда уехал еще в сентябре, работать в Центр здоровья молодежи — организацию, занимающуюся помощью алко- и наркозависимым. Отец Глеб утверждает, что он оклеветан, и требует изменить ему меру пресечения (заочный арест). Возвращаться в Россию до того, как будут получены гарантии о соблюдении его прав, священник не собирается.
Священник Глеб Грозовский: Вернусь в Россию, когда будет гарантирована безопасность
Политика Православной Церкви в Америке в отношении сексуального насилия в Церкви (Документ)
Глеб Грозовский: жизнь и служение
Центр здоровья молодежи — секта?

— Несколько недель назад в Интернете было опубликовано письмо за подписью митрополита Владимира, где он запрещал своим клирикам какие-либо отношения с Центром здоровья молодежи, объявив его сектой, но именно по приглашению этой организации вы оказались в Израиле. Как вы это объясните?

— Данная организация — светская, и никакого отношения к конкретной конфессии не имеет. В инфраструктуре ЦЗМ существовали несколько направлений, которые занимались помощью попавшим в алкогольную и наркотическую зависимость — протестантам, православным и неверующим. Я сотрудничал с православным сектором, который выделился в фонд Архангела Гавриила и имеет сугубо православное направление.

Многие священники сотрудничают с данной организацией по всей стране. Например, игумен Анатолий (Берестов). В Израиле ребят окормляет местный священник. Крещеные в Православии ребята, попавшие в наркотическую зависимость, раз в две недели исповедуются и причащаются. Священник проводит с ними душеспасительные беседы.

Но это не работа, за которую можно получить деньги, это зов души — откликнуться на человеческую боль и безысходность. Странно было бы, подойдя к человеку, который истекает кровью, спрашивать: «А Вы случаем не сектант? А, извините, я помогаю только православным…» И чем мы тогда похожи на православных?

Ко мне сюда, в Израиль, приезжала жена. Она шла по улице, а перед ней упала бабушка и не могла встать. Когда моя супруга, измазавшись в ее крови, в изнеможении от невозможности поднять упавшую старушку обратилась к проходящему мимо мужчине, а была суббота, то на просьбу помочь получила ответ двухтысячелетней давности: «Простите, не могу — шаббат».

Православные, что с нами??? На кого мы становимся похожи? Где любовь, милосердие, сострадание? Или надо на это брать благословение, чтобы помогать не православным? Мне повезло, я помогал православным, так что меня трудно обвинить в том, что я оказывал милосердие протестантам.

Почему обвиняемый в педофилии оказался в Израиле?

— Настоятель храма вдруг уезжает в многомесячную командировку по приглашению сомнительной организации…

— Мы начали взаимоотношения с ЦЗМ с приглашения в Сочинский лагерь по благословению митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира. Очень подружились и строили взаимоотношения как друзья. Находясь в постоянном общении и взаимопомощи! Ребята помогали строить храм в Верево, где я был настоятелем.

В 2011 году я организовал паломническую поездку в Израиль и взял с собой бывших наркозависимых, которым и пришла идея организовать центр на Святой Земле. Спустя два года я решил съездить, посмотреть, как идут дела, помочь словом, поддержать их в нелёгкой борьбе с недугом, и с этими побуждениями прилетел в конце сентября в Ашдод. Это было запланировано мною еще в июле 2013 г.

Спустя некоторое время мне позвонил следователь и сказал, что давно меня разыскивает, и пригласил на допрос в качестве свидетеля по делу, которое он мне не озвучил.

Естественно, всё бросить и приехать я не мог, но меня выставили перед всем миром как сбежавшего от следствия и объявили в международный розыск. Теперь мне как свободному человеку, имеющему право на презумпцию невиновности, не вернуться в Россию, поскольку я стал заложником ситуации. Интерпол меня не ищет, да и местная полиция знает адрес моего проживания.

— Как долго Вы собираетесь оставаться в Израиле?

— Это известно одному Богу! Мой израильский адвокат направляет запрос в Следственный комитет о перспективе снятия с меня меры пресечения, статуса обвиняемого и просьбой гарантировать безопасное возвращение в Россию для сотрудничества со следствием и возвращением моего права на презумпцию невиновности.

Возможно ли честное расследование?

Почему из меня сделали беглеца? Дело было открыто еще в сентябре, однако никто не воспрепятствовал мне выехать за границу, следователь позвонил лишь спустя полтора месяца, а потом я вдруг становлюсь уже арестованным, причем узнаю об этом опять же из СМИ.

Мне все это очень непонятно. Если дело уже было в производстве, и подозрения падали лично на меня, зачем меня, даже в качестве свидетеля, выпускать за границу, а потом, после того, как я не являюсь на допрос, поскольку нахожусь за границей, меня тут же определили в статус обвиняемого, заочно арестовали и объявили в международный розыск? Чего меня разыскивать? Я не скрывался и не скрываюсь. МВД Израиля знает мой адрес проживания, все мои передвижения по Израилю известны. Однако СК выставляет меня беглецом и объявляет в розыск по линии Интерпола. Зачем? Чтобы меня напугать и вынудить вернуться? Вернусь, как только снимут заочный арест, снимут статус обвиняемого и гарантируют моё безопасное возвращение как гражданина РФ, со всеми конституционными правами.

Еще раз подчеркну, что в Израиле я оказался по служебной командировке, с целью социального служения в центре помощи алко- и наркозависимым, как клирик РПЦ МП, а не как турист, тем паче беглец.

Удивительно, но в Израиле, люди, которые узнают меня на улице (благодаря кампании в СМИ я стал узнаваем), не тычут в меня пальцем, а наоборот выражают сочувствие и многие предлагают помощь.

Очевидно, что в психологии израильтян «презумпция невиновности» — не декларативное, а вполне конкретное понятие.

— Как Вы и Ваш адвокат оцениваете свои шансы доказать невиновность в установленном законом порядке?

— Есть нормы международного права, в которых мой израильский адвокат разбирается лучше меня. Однако даже мне, человеку, не разбирающемуся в юридических вопросах, очевидно, что на стадии предварительного следствия были совершены такие нарушения, которые подвергают сомнению честность всего хода расследования дела. Это печально. Об этом известно моим адвокатам.

— Осведомлены ли Вы о ходе следствия?

— Основная часть того, что я знаю — слухи из СМИ, а правдивую информацию о ходе следствия получаю в том объеме, который доводит следователь до моих адвокатов.

Семья под давлением

— Что происходит с Вашей семьей? Жена и дети живут в Санкт-Петербурге? Могут ли они приехать к вам?

— Семья, находясь в России, оказалась под психологическим давлением со стороны недоброжелателей и завистников. Мало того, поступают угрозы. Недавно пытались обвинить мою сестру, что она прописывает в квартире нелегалов. Представители УФМС успокоилось только после фразы: «Мы будем разговаривать с вами только в присутствии адвоката». Ответили: «Мы так этого не оставим».

— Ваша мама написала письмо Патриарху. Как вы оцениваете письмо и его результаты?

— Пока официальный ответ не поступил, оценивать сложно. Да и кто я такой, чтобы оценивать Патриарха? По канонам я имею право говорить о епископах только хорошее. А если бы и знал что плохое, то это осталось бы внутри Церкви.

Цель — дискредитация Церкви?

— Вы утверждаете, что сами невиновны. Одна из версий — что вас кто-то подставил. Что вашим именем покрывается реальное преступление. Готовы ли вы рассказать, кто и почему? Или эта версия в принципе неверна?

— Все версии были мной озвучены в интервью ТК Россия 2, которое до сих пор не вышло в эфир по непонятным мне причинам. Говорить конкретно, кто меня подставил, я не могу по этическим соображениям, могу лишь предполагать, что на меня пытаются списать чужие преступления, вовлекая в мою личную трагедию ни в чем не повинных детей. Могу также заметить, что в тех «злополучных» сменах, которые представлены в СМИ как факты преступления, действительно были конфликтные ситуации с родителями и случаи неадекватного поведения некоторых детей.

Есть версия и того, что моя социальная активность и моя принципиальная негативная позиция в отношении пропаганды гомосексуализма и педофилии и ювенальных технологий кому-то явно мешала, меня просто решили «убрать». Зачем нужен такой активный священник? Он может испортить планы по развращению «института семьи», в поддержку которого я всегда выступал.

Боюсь, что кроме этого есть более могущественные интересанты по дискредитации самой Церкви в сфере общественного служения, которые могут использовать любые средства, в том числе и подкуп «заявителей». Угроза со стороны одного из родителей поступила в мой адрес в августе, и в этом же месяце начались следственные действия.

Почему они не начались в конце июня — начале июля, когда закончился лагерь? Такое ощущение, что всё тщательно планировалось и ждало команды.

Обратите внимание на тот факт, что оба лагеря связаны были между собой некоторыми детьми и организаторами, которые так или иначе были знакомы. Мало того, никаких конфликтных ситуаций на протяжении тринадцати лет в мой социальной деятельности не возникало, а тут совпадение — в разных лагерях сразу два конфликта за два месяца. Девочка из смены 2011 года почему-то тоже написала заявление — при том, что это обвинение явно ложное: оно опровергнута моим отсутствием в её смену. Есть тому доказательства.

Естественно, эту девочку я простил, равно как и родителей, но у меня опять вопрос: это дело фабриковалось по слухам и к нему начали подключаться все те, кто имел свою собственную неприязнь к моей личности, или всё же девочки действовали по указке родителей, которые решали свои личные вопросы? Если второй вариант, то он крайне жесток и маловероятен. И если оперуполномоченные так рьяно выбивали показания из других родителей, то почему это делалось с нарушениями? Кто за этим стоит? А главное, кто за это будет отвечать? На оперуполномоченную Шалимову С. написана была жалоба в Прокуратуру. На жалобу пришёл ответ: «Отсутствует состав преступления». Вот и всё.

По некоторой имеющейся информации дело возбудили сначала 27 сентября, но узнав о моей командировке, перепечатали на 20 сентября. Конечно, доказать сейчас это крайне сложно, но если этот вопрос важен для совести знающего человека, то он сможет подтвердить этот факт.

Возникает вопрос, кому я так неугоден и кому я так насолил? А может быть, не только я, может, само вмешательство Церкви в общественную жизнь российского общества кому-то мешает? Обратите внимание, что те случаи, которые представлены в СМИ как «материалы дела», хронологически и логически не связаны друг с другом, более того, никаких жалоб в отношении меня не поступало в епархиальное управление, а ведь это первая инстанция, которая должна была бы отвечать за «нерадивого священника».

Очернить можно любого

— А известны ли Вам реальные случаи педофилии в православной среде, среди знакомых Вам клириков?

— Ни одного такого случая мне не известно. А вот про католических священников слышал и, к моему сожалению, я абсолютно доверился СМИ, злорадствовал и осуждал «маньяков в рясах». А теперь я сам оказался «под ударом», когда обвинили в том же и меня, я пережил настоящий шок, потрясение, и понял, что очернить можно любого человека, священника, который трудится в сфере воспитания детей.

Морально-нравственные устои современного общества таковы, что с одной стороны всячески защищают права взрослых и детей на любой «грех», а с другой готовы репрессировать любого, кто эти права нарушил, при этом превращают именно детей в манипуляторов, которые могут «посадить» в тюрьму даже своих родителей. СМИ, в данном случае, пропагандирует именно то, что вызывает у людей реакцию, причем негативную реакцию — редко кто пишет о священниках, которые усыновляют сирот, помогают бездомным, дают приют несовершеннолетним матерям, а вот «поп-педофил» — это круто, «священник на Бентли» — это тема!

Я верю, что правда восторжествует, даже если мне придется, ждать этого много лет, как мой дед, который был расстрелян, а затем реабилитирован посмертно! Я не боюсь этого, но я боюсь, что в умах простых людей, благодаря всей этой компании в СМИ, останется негативная память — «Грозовский? А, это тот, который детей развращал?». Может, это и есть главная цель всего этого дела?

Недавно оправдали известного пластического хирурга Тапия-Фернандес, который отсидел в СИЗО почти два года, сегодня освободили Илью Фарбера, который тоже просто так пробыл часть своей жизни на нарах. Представляете, сколько еще будет таких случаев? А сколько детей получат психологические травмы из-за бездушности судебной машины и четвертой власти?

Воспитывать детей опасно

Морально-нравственное разложение общества не оставило в стороне и самих детей, которые «взрослеют» не по годам и иногда вместо детских игр, придумывают себе игру во взрослых. Но они в этом невиновны — виновны взрослые.

В течение своего социального служения я старался исправить эти ошибки взрослых, поэтому выбрал для себя работу с детьми, более того, взял на воспитание двух сирот, еще троих мальчишек я приютил, когда моему сыночку был годик.

— Вы много работали с детьми, а есть ли у вас педагогическое образование?

— Да, у меня есть педагогическое образование.

— Проходили ли Вы для этого какие-то тренинги, психологическую подготовку? Или действуете по наитию?

— Изучал психологию в двух ВУЗах. Проходил обучение на курсах социальной профилактики распространения ВИЧ-инфекции на Кипре и в Москве.

— И как Вы теперь оцениваете, нужно ли это и помогло бы уберечь вас от этого дела?

— Я полагаю, что главная причина возникновения «моего дела» — желание свести на «нет» участие Церкви в социальной общественной работе, мол, Церковь не должна воспитывать детей, не должна вторгаться туда, где со времен революции вотчина государства.

Выходит, что Церковь обязана помогать людям, но в каких-то пределах, потом нужно всем церковникам зарубить себе на носу, что «от добра не ищут».

Сегодня воспитывать детей — самое опасное предприятие для вас, ибо это прерогатива наша, государственная. Какой-то асоциальный парадокс получается: мать, убившая своего ребенка в утробе, невиновна, убившая после рождения — получает 5 лет и выходит по УДО, а священник, который по-отечески обнял ребенка и поцеловал, может получить все 20?

После этой истории у многих священников, которые работают в сфере социального служения, окончательно пропадет желание работать с детьми. Да и раньше трудно было «уговорить» священника на такое служение, а теперь — тем более… Психологическая травма, нанесенная мне лично, останется болью в моем сердце, но тотальный вред всей Церкви очевиден!

Напомню сам себе апостольскую фразу, которую можно применить в отношении нашего разговора: «Итак, смотрите, поступайте осторожно, не как неразумные, но как мудрые» (Еф.5:15). Как я должен был поступить, отказаться от своего служения и призвания, или все же не жалеть о том, что мне приходится теперь пережить?

Сайт «Православие и Мир»

Powered by WordPress | Download Free WordPress Themes | Thanks to Themes Gallery, Premium Free WordPress Themes and Free Premium WordPress Themes